Мир путешествий

Главная » Файлы » Оптимизм - рассказы, путеводители » Познание нового

Путешествие в Западный Кейп - часть вторая
26.07.2010, 01:34
Мыс Доброй Надежды

На самом краю Африки, в юго - западной ее части, в море выдается узкий полуостров, примерно шестьдесят километров длиной. Со стороны континента он как - бы заперт на всю ширину Кейптаунским мегаполисом.
Этот полуостров - своего рода условная граница между Атлантическим и Индийским океанами и служит водоразделом западному холодному и восточному теплому течениям.
Именно в этом месте они встречаются.
На противоположном конце этого полуострова и расположен мыс Доброй Надежды. Отсюда и название Кейптауна - город Мыса.
Полуостров постепенно суживается и похож в плане на треугольник, вершина которого и есть мыс Доброй Надежды.
Хотя туристам здесь и говорят, что Мыс - это самая южная точка африканского континента, географически это неверно.
Крайняя точка расположена километров на двести восточнее, но туристов там мало, поэтому и Кейптаун взял на себя ответственность за содержание "Края Земли". Даже находясь на самом на Мысе, трудно себе представить, как далеко нас занесло.
И лишь увидев столб со множеством указателей, на которых написано, что до Иерусалима, например, 7468 километров, до Лондона 9623 километра и т. д., начинаешь понимать,где ты.
Этот наш день мы полностью посвятили знакомству с мысом Доброй Надежды и всего что его окружает.
Дорога предстояла дальняя. Частично по скоростному шоссе номер один, а далее через небольшие городки, рассыпанные по берегам полуострова.
Раннее утро на шоссе номер один. Навстречу, в сторону Кейптауна движется сплошной поток автомобилей.
Наша дорога идет вдоль побережья, минуя несколько прибрежных городков - Фишхоек, Саймонстаун. Она проходит по их главным улицам, заполненным автомобилями, пешеходами и застроенными домами в английском колониальном стиле, чуть разбавленным местным колоритом.
Здесь, в основном, торговая зона.
А в стороне - взбираются на горы огромные виллы. Похоже,что места эти далеко не бедные.
Параллельно шоссе, ближе к морю, идет линия железной дороги, судя по зданиям вокзалов, построеная где - то в начале прошлого века. Последняя остановка в этом направлении - город Саймонстаун.
За городом дорога суживается и идет по узкой полосе между горами, которые занимают всю впутреннюю часть "треугольника", и океаном. Слева, в дымке, просматривается африканское побережье, собственно материк. Вдоль проивоположного, западного, берега полуострова проходит другое шоссе. В том месте, где встречаются эти две дороги, и находится главный въезд в национальный парк "Мыс Доброй Надежды".
Проехав несколько километров по его территории, мы встретили бабуинов, которые спокойно разгуливали по центру шоссе, никого и ничего не боясь. Увидев нас, бабуины неторопливо развернулись и ушли вглубь парка, оставив нам для съемок свои красные зады.
Наконец подъехали к стоянке, припарковали машину рядом с несколькими туристическими автобусами. Шоссе закончилось. Дальше дороги не было. Тупик. Край света.
Так вот как он выглядит этот край, мыс,о камни которого разбилась не одна сотня кораблей.
В 1488 году Бартоломеу Диас, выходец из древнего португальского рода, известный ученый, отправился на исследования новых земель с целью расширения владений португальской короны, и, сам того не подозревая, обогнул южную оконечность Африки, пройдя вдали от ее берегов. Но до Индии Диас не доплыл - из - за мятежа матросов флотилия кораблей повернула назад. Возвращаясь тем же путем, но на этот раз уже в пределах видимости берегов Африки, Диас назвал открытое им место "Мыс Бурь". Король Жуан II изменил его на более известное нам - "Мыс Доброй Надежды", имея в виду надежду на то, что наконец осуществиться заветная мечта португальских моряков и будет открыт путь в Азию.
Но вернемся в наше время.
На самой крайней точке полуострова, на горе возвышается маяк. На мыс можно подняться на фуникулере, а можно и пешком, по дороге. Это не так далеко.
Наверху, как и на Столовой горе, стоит старый дом из базальта. В нем, конечно, магазин сувениров и почта, откуда можно отправить письмо, факс, Email. А на наружной стене здания - телефон - автомат. Звони куда хочешь и сообщай, что ты говоришь, стоя на "краю света". Здесь же и тот самый столб со стрелками, указывающими направленме и расстояние до некоторых мировых столиц.
Мы стояли у маяка и смотрели вниз, на два океана, в том месте, где они встречаются.
Сверху,с горы,хорошо видно,что вода Атлантического океана значительно темнее воды Индийского, а в месте их слияния много воронок.
Несмотря на пронизывающий ветер, мы долго не могли оторвать взгяд от этой прекрасной картины. Также как и другие туристы, уже плотно заполнившие смотровую площадку.
Автобусов на стоянке стало намного больше. Туристский народ проснулся и приехал посмотреть на "край земли".
В добрый час и с доброй надеждой.
По дороге обратно все - таки удалось заснять бабуинов. Мы только снимали, но не нарушили запрет на кормление животных - плакаты об этом висят в парке на каждом шагу.
Выехав из ворот заповедника, повернули налево и вскоре оказались на страусиной ферме.
Страусы в Южной Африке - почти национальная птица.
Ферма, где мы оказались, напоминала скорее туристский аттракцион. Изумрудная зелень подстриженных газонов, дом в бурско - голландском стиле, а внутри, естественно, маленький музей и большой магазин сувениров.
Самих страусов можно посмотреть как в закрытых зданиях, так и на пастбищах.
По дороге обратно мы задержались в городке Саймонстаун. Здесь, на берегу океана, находится еще одна туристская аттракция - колония пингвинов, которые расположились на прибрежном песке, а для посетителей сверху проложены мостики, переходящие из одного в другой.
Вся пингвинья жизнь перед глазами. Самцы высиживают детенышей, а потом они же учат молодых пингвинят выживанию в этом мире.
Никто не знает, откуда пришли сюда эти пингвины, хотя, скорее всего, из Антарктиды. Говорят также, что они могут в любой момент перебраться в другое место. Но пока пингвины здесь - это очень интересная туристская атттракция.
Возвращаемся в Кейптаун.
На площади Зеленого рынка идет разборка торговых павильонов. На вид, как и утром полный балаган. Но, пока мы поднялись к себе в номер, базар был совершенно пуст и промыт водой.
После такого тяжелого дня не было ни сил, ни желания исследовать ночную жизнь Кейптауна. Мы просто отдыхали и смотрели телевизор.

Южно - Африканские масс - медиа

Телевидение в ЮАР - это особый разговор.
Основная доля вещания приходится на государственную корпорацию SABC - South Africa Broadcasting Corporation.
Она находится в Иоганнесбурге и имеет три основные общенациональные программы. Передачи очень высокого уровня. Кроме этих трех центральных, SABC предлагает каналы спортивные, новостные и т. п. Вещание ведется в основном на английском языке,частично, на африкаанс, а также на некоторых местных языках.
Есть еще множество частных каналов - кабельных и спутниковых.
В этот вечер, во время прогулки по просторам южноафриканского телевидения, мне попалась на канале SABC - 3 интересная передача - интервью с президентом соседней страны Зимбабве ( бывшей Родезии ) Робертом Мугабе.
С экрана телевизора пожилой африканец в профессорских очках, долго и нудно говорил о свободе,обретенной населением Зимбабве четверть века назад, о расцвете страны, сбросившей позорное ярмо аппартеида и прочее, и прочее. Все это нам было знакомо с детства.
Но меня насторожило то, что бравший интервью корреспондент соседней, дружественной, тоже свободной от аппартеида страны, ЮАР, задает странные, порой провокационные, вопросы. О развале экономики, о преследовании белого населения, о разграблении фермерских хозяйств. И на все это господин президент отвечает однозначно - у нас полная демократия.
Только почему в стране, которая славилась в мире своим высокоразвитым сельским хозяйством, сейчас самый настоящий голод?



Прощание с Кейптауном

На следующий день мы покидали Кейптаун, но с утра решили пройтись еще раз по центру города и, перейдя заполненную автомобилями новейших моделей, Аддерлей - стрит, двинулись в направлении Ратушной площади.
При солнечном освещении, город выглядел вполне спокойно. Вокруг громоздились высотки различных офисов и банков, улицы полны людей и машин.
Здание муниципалитета - прекрасный образец английской колониальной архитектуры - находится в отличном состоянии, как и весь центр Кейптауна.
На площадь выходит центральный фасад здания. Слева громоздяться небоскребы делового центра, впереди виднеется огромный центральный железнодорожный вокзал, заходить на который нам не советовали даже днем. Вдали, немного в дымке, из моря поднимается Замок Доброй Надежды - самое старое здание в ЮАР - бывшая база Голландской Ост - Индийской компании на торговом пути из Европы в Индию. С 1936 года в замке размещается военный музей.
Всю середину площади занимает базар, но не сувенирный, а самый обычный. Ассортимент - овощи, фрукты и разное барахло. Торговля чисто африканская - прилавки своими фасадами повернуты в сторону центра площади, а задней стороной - к муниципалитету. Вокруг этого базара как попало стоят старые, грязные грузовички и разбросан разный хлам - как раз напротив входа в резиденцию городской власти. И это при общей ухоженности города.
Словно встретились два разных мира. Хотя почему словно. Так и есть. И похоже, что этот новый мир, в конце концов, постарается задавить старый. Примеров тому предостаточно.
Спасибо всем "борцам за справедливость" от белого населения ЮАР. От населения, которое построило эту красивую и богатую страну.

Кирстенбош

Перед выездом из Кейптауна, по пути, мы заехали в "Кирстенбош", входящий, если верить местным путеводителям, в первую семерку лучших ботанических садов мира.
Шоссе, ведущее в восточном направлении, проходит через район Университета. Его корпуса спрятались в прекрасном парке, так же как и расположенные вокруг виллы. Это пригород Кейптауна - Кирстенбош. Так же назван и ботанический сад.
Дорога сворачивает с основной магистрали и, пройдя сквозь густой лес, выходит к главному входу.
В самом саду царит атмосфера еще той, старой, не сегодняшней Европы.
Ухоженные старушки с кукольными прическами, изумрудная зелень уходящих вдаль ухоженных газонов, павлины разгуливающие по дорожкам.
И все те же черные базальтовые горы на заднем плане
Рядом с главным входом, в оранжерее, под стеклянной крышей, растут огромные красочные африканские цветы, а иежду ними, в центре, возвышается баобаб.
Кейптаун расположен на южной оконечности африканского континента, ближе к Антарктиде, и здешний климат не позволяет высаживать эти растения на открытом воздухе так, как они растут в центральных районах материка.
Если вы помните, добрый доктор Айболит лечил зверей именно у баобаба и отнюдь не под стеклянной крышей. Видимо в сказке Корнея Чуковского дело происходило намного севернее, поближе к экватору.
Сам же парк прекрасен. Прекрасен своей естесственностью, запутанными тропинками, неожиданнми поворотами, появляющимися внезапно водопадами, мостиками, прудами или огромными полянами.
Но и тут дань новой власти - своеобразные скульптуры, возникающие в самых неожиданных местах.
Одну из них я условно назвал "Мать Африка". Это, вылепленная из глины пожилая негритянка, в традиционной широкой белой юбке и завязанном на лбу платке. В руках "Мать Африка" держит спицы и что - то вяжет. Все это сооружение очень похоже на снежную бабу, только из выкрашенной в белый и черный цвет, глины.
Еще в парке есть традиционные африканские дома местных племен. Каркас деревянный, обмазанный красной глиной, без окон, только дыра для входа.
К сожалению, внутреннее убранство в оригинале посмотреть невозможно,так - как в домиках располагаются чисто музейные экспозиции - планшеты с фотографиями о жизни и быте африканских племен.
Практически все путеводители говорят о "Кирстенбоше", как одном из лучших ботанических садов мира. И с этим невозможно не согласиться. Особенно в тот великолепный осенний солнечный день.

Свеллендам

Из района Кейптаунского мегаполиса, население которого около 3.5 миллиона человек, выходят несколько автомагистралей общегосударственного значения.
Шоссе номер 1 ведет в сторону центральных и северных провинций, пересекая страну с юго - запада на северо - восток и доходя до района Иоганнесбурга.
Трасса номер 2 проходит вдоль южного побережья ЮАР и соединяет Кейптаун с Дурбаном, Порт - Элизабет и другими городами. Примерно через четыреста километров от Кейптауна, начинается интереснейший туристический маршрут - "Садовый Путь". Он проходит вдоль берега Индийского океана и связывает все наиболее известные приморские курорты страны.
Мы решили двинуться в этом направлении.
Широкое скоростное шоссе, круто поднвшись в гору, сузилось до одной полосы в каждом направлении.
Дороги в ЮАР, по крайней мере те, что мы проехали, великолепные - прекрасное покрытие, чистота на обочинах, везде ясно различимые указатели. Но даже не это главное.
А главным я считаю местный стиль вождения. Причем почти всех водителей, независимо от цвета кожи.
Попытаюсь объяснить.
На междугородном шоссе, имеющем по одной полосе движения в каждом направлении, обычно разрешенная максимальная скорость движения - 100 километров в час и, практически,ммммм никто ее не превышает. Однако, если вы едете медленнее, а водитель за вами - быстрее, то, увидев это, вы должны ( но не обязаны ) его пропустить, съехав на обочину, при этом не замедляя своего движения. Когда он вас обгонит, то обязательно поблагодарит, помигав задними габаритными огнями. Вы ему отаетите, тоже помигав фарами.
Так здесь принято. Проехав более полутора тысяч километров, я могу с грустью подтвердить этот факт. С грустью, потому что в большинстве стран, где довелось побывать, подобная культура вождения кажется просто неправдподобной.
Чем дальше от Кейптауна, тем местность становится все более ровной. Исчезли горы из черного базальта. С двух сторон потянулись поля и пастбища, с пасущимися на них овцами и страусами. Изредка мелькают фермы - их легко узнать по белого цвета зданиям с характерным фасадом в бурском стиле.
К шести часам вечера въезжаем в Свеллендам, где и решили переночевать.
Городок представляет собой одну улицу, в середине которой расположена Моедеркерк - кафедральный собор - белое здание, ппо внешнему виду та же ферма, только больших размеров.
Парадный вход только для прихожан, а для туристов - с обратной стороны, за пять рандов.
Проехав по главной улице до конца, мы оказались в прекрасном дубовом лесу, где обнаружили кемпинг, где и заночевали.
Правда следует сказать, что в ЮАР нет понятия "кемпинг". Такого рода домики именуются "шале". С фасада - бурская ферма, однако, в дань африканским традициям,, крыша покрыта соломой.
Внутри салон, спальня, душ, туалет и кухня с полным комплектом посуды. Шале окружены дубовым лесом, здесь же, у входа в каждый домик, места для приготовления шашлыков, стоянки для автомобилей и прицепов.
Проснувшись рано утром, мы вышли на улицу.
Начинался новый день. Воздух настоен на запахах хвои. "Бабье лето" в конце мая. Очень хотлось побыть еще немного в этом прекрасном месте. Но надо было двигаться дальше и мы, погуляв немного по весеннему лесу, продолжили свой путь на восток.
Примерно километров через двести по обеим сторонам дороги потянулись бидонвили, чуть замаскированные бетонными заборами. Приближался город.

Моссель - Бэй

Это был Моссель - Бэй - начало "Садового Пути". Здесь мы решили сделать последнюю остановку и более подробно осмотреть эти места.
Моссель - Бэй - город средних размеров, расположенный на берегу Индийского океана.
Мы сняли шале примерно такого же типа, как и предыдущее, только немного побольше и, в отличие от Свеллендама, располагавшееся не в лесу, а на океанском берегу. Наше шале стояло на зеленой лужайке, вокруг которой полукругом располагались другие такие же домики, а одна сторона этой площадки выходила на берег Индийского океана. Хотя вся территория кемпинга была огорожена забором из колючей проволоки и на входе сидел охранник, однако в этом заборе было столько дырок, что проникнуть внутрь не составляло никакого труда.
По другую сторону этого "ограждения" проходило шоссе в направлении следующего города "Садового Пути" - Порт - Элизабет.
Напротив нашего домика, за забором, на другой стороне шоссе находилась автозаправочная станция и автомастерские.
Рано утром там собирались африканцы - рабочие. Подъезжали грузовички и ожидавшие набивались в кузова машин так, что казалось невозможным вместить такое количество людей. Однако размещались все.
Возвращались грузовички поздно вечером, уже затемно и усталые рабочие расходились в разные стороны. Большая часть из них поднималась в гору позади автозаправки.
Меня это заинтересовало и вот почему.
Вдоль дороги, поднимающейся на эту гору, располагались великолепные виллы, огороженные красивыми заборами. Что делать там простым африканцам.
Как оказалось, на вершине этого холма, прямо рядом с шикарными виллами, находился очередной огромный южноафриканский бидонвиль, самы1 что ни есть типовой, с домиками размером с деревенский дворовый туалет, гирляндами электрических проводов наверху и ручьями из нечистот вдоль улочек. Просто с шоссе, снизу, видны были только виллы и асфальтированная дорога, поднимающаяся в гору. Наверху она переходила в грунтовую и приводила в бидонвиль.
По - моему пришло время объяснить, что я подразумеваю под этим словом.
Даже в относительно благополучной провинции Западный Кейп, бидонвили встречаются довольно часто, особенно вблизи городов.
Это поселки африканской бедноты, своего рода символ страны, так же как фавеллы в Бразилии, но, в отличие от последней, тщательно скрываемый.
Южноафриканский бидонвиль и бразильская фавелла - два разных измерения.
Такой бедности, как в богатейшей ЮАР, мне еще не приходилось видеть. Хотя, говорят, есть страны, где намного хуже.
Бидонвиль - огромный поселок, состоящий из домиков, построенных из чего попало.
Непонятно, как в таком крошечном сооружении живут целыми семьями.
Скученность ужасная, канализация естесственно отсутствует. Вместо нее - зловонные ручейки вдоль улиц.
За десять лет "народной власти" почти ничего не сделано для решения проблемы. В последнее время начали возводить бетонные заборы вдоль основных магистралей, частично маскируя эти поселки, чтобы не портить общий вид "процветающей страны".
Что же может чувствовать обитатель такого бидонвиля, безработный или получающий гроши за полный световой день тяжелого труда, проходя мимо роскошных вилл?
Не мне судить. Но догадаться можно.
Моссель - Бэй представляет собой одну длинную главную улицу, застроенную двух - трехэтажными домами. Почти в каждом из них, внизу, какой - нибудь магазин. Здесь же - небольшой торговый центр - супермаркет, маленькие магазинчики цветов, косметики, кафе, парикмахерская. С обратной стороны здания - стоянка машин, на которой распорядителей - африканцев в оранжевых жилетах столько - же, сколько и припаркованных автомобилей.
От главной улицы отходят переулки с виллами для белого населения.
В одном конце города, на берегу океана, находится пещера, описанная в путеводителях как одна из главных местных достопримечательностей.
Когда, преодолев многочисленные лестницы и переходы, мы зашли туда, то оказалось, что это совсем и не пещера, в нашем понимании, а просто углубление в скале. Внутри - небольшая выставка, пытающаяся доказать что, когда европейцы открыли для себя эту землю, тут уже жили высококультурные африканские племена. Во все это верилось с трудом. Но им тут виднее.
Отсюда, с площадки перед входом в пещеру, открывается великолепный вид на Индийский океан. Ближе к берегу - несколько рядов волнорезов так, что даже сейчас, осенью, когда стояла пасмурная, ветренная погода и со стороны океана надвигались высокие волны, то до берега доходили лишь мелкие барашки.
Отъехав от пещеры, увидели строительство комплекса новых вилл американского типа, деревянных, с несколькими гаражами. Каждый дом другого цвета, все очень ярко и нарядно.
Чем ближе мы продвигались к центру, тем чернее становилась публика. Поставив машину на уже известную нам стоянку у торгового центра, мы направились в музей города Моссел - Бэй.
В кассе нам сообщили, что плата за вход в каждый раздел берется отдельно и кассир стала перечислять все эти разделы. После ее пятиминутного монолога, мы сказали, что хотим осмотреть всю экспозицию.
Странно, но цена полного билета была ненамного больше, чем в один раздел.
Музей оказался довольно интересный. Здесь и история открытия европейцами африканского континента, модели старинных кораблей в натуральную величину,разделы искусства и природы. Хорошо показан животный мир региона. Есть большие аквариумы, правда не такие, как в Кейптауне, но тоже довольно приличные.
Здесь же - великолепный мемориал португальскому мореплавателю Бартоломео Диасу
В одном из залов исторического раздела представлены предметы быта горожан начала двадцатого века. Отдельно парикмахерская с полным комплектом оборудования, отдельно кабинеты зубного и глазного врачей.
В последнем выставлены знакомые всем таблицы для проверки зрения, но на трех языках. Каких вы думаете? Идиш, русский и третий для неграмотных - в виде рисунков - звездочек, фигурок и домиков.
Осмотрев все разделы, мы вышли во двор музея и направились в сторону "Почтового дерева".
Судя по путеводителям, это дерево, которое использовалось средневековыми мореплавателями как отделение связи или, точнее, почтовый ящик для доставки газет сюда, на край земли, и есть самая главная достопримечательность Моссел - Бэя.
Мы долго ходили, следуя указателям, по двору музея в поисках этого дерева, и, наконец, обнаружили большой камень, на котором грелся в лучах заходящего солнца огромный кот. Немного подвинув его мы прочитали, что на этом самом месте стояло то знаменитое "Почтовое дерево" и, как оказалось, его уже давно срубили.
На следующее утро я проснулся рано. Что - то словно потянуло меня на улицу. Надо сказать, что кемпинг располагался на небольшом мысе, вдающемся в океан так, что одна строна нашего шале смотрела на запад, а другая на восток.
На западной стороне, там, где проходило шоссе, было еще совсем темно, глубокая ночь, нарушаемая огнями заправочной станции и фарами редких в этот ранний час автомобилей.
С противоположной, восточной, стороны начиналось такое зрелище, которое трудно описать словами. Называлось это чудо - рассвет над Индийским океаном. Багровое солнце медленно поднималось из воды. Вот видна четверть, вот уже половина диска. И, вдруг, как то сразу, солнце целиком поднялось над водой во всей своей красе.
Наступил новый день. Сегодня возвращаемся назад в район Кейптауна. Осталась последняя ночь, которую мы хотели провести в одном из городов "Винного Пути" - Стелленбоше.
Стелленбош
Винный путь - долина реки Хекс []
Не доезжая несколько километров до Кейптауна, сворачиваем с шоссе номер два направо. Наш последний объект - город Стелленбош, входящий в популярный туристский маршрут "Винный путь".
Приближался вечер, мы ехали прямо на восток и вся проходящая перед глазами картина подсвечивалась сзади лучами заходящего солнца.
По обеим сторонам дороги тянулись бесчисленные виноградники.
Впечатление такое, будто находишься где - нибудь на юге Франции. Но, вздымающиеся на заднем плане, черные базальтовые горы возвращали нас на крайний юг Африканского континента.
Между виноградниками проблескивали небольшие озерца, в тени высоких дубов прятались здания ферм с белыми фасадами того - же бурского типа, что и на "Садовом пути".
Лучи заходящего осеннего солнца преломлялись в базальте горных вершин и они, время от времени, казались то красноватыми, то изумрудными, то коричневыми.
Справа от дороги показалась фигурная ограда, а за ней указатель поворота на Стелленбош.
При въезде в город сразу бросается в глаза отличие его от ранее виденных нами, Дома в два - три этажа, очень много зелени, масса указателей направлений на отели, циммеры, на различные местные достопримечательности.
Хоть городок и небольшой, в Стелленбоше действует старейший в Африке университет, театр, несколько музеев. И публика тут соответствующая.
Оставшиеся у нас 300 рандов для этого районе сумма очень небольшая. Поэтому нам пришлось долго кружить по городу в поисках более дешевого жилья. Так мы ехали пока город не закончился. Вокруг тянулся золотолиственный осенний лес.
А мы, тем временем, продолжали движение и, только когда почти приблизились к черным горам, поняли, что заблудились и вернулись назад, в город.
Стало смеркаться. Поиски затягивались. Увидев очередной указатель коричневого цвета, мы поехали по его направлению, решив для себя, что это место будет последним в наших поисках.
Вскоре показался высокий забор белого цвета. Что там внутри разглядеть было невозможно. Но надпись на воротах говорила о том, что здесь можно снять комнату.
За оградой оказался двухэтажный дом, построенный в чисто английском стиле, немного с примесью местного колорита.
Вокруг дома - небольшой сад с фонтаном, а, чуть в стороне, бассейн. Все это подсвечено миниатюрными фонариками, Попасть во двор можно через ворота, расположенные где - то сбоку, а можно и через главный вход - выходящую на улицу калитку, а точнее - стальную дверь в заборе. Для этого нужно позвонить, тебя рассмотрят через специальную вращающуюся телекамеру, а уж затем хозяева примут окончательное рещение.
Нас впустили и последнюю ночь в Южной Африке мы провели здесь.
Винный путь []
Внутри дом оборудован также в классическом английском стиле - тяжелые шторы с кистями, лампы с абажурами, в центре холла - камин, горевший всю ночь, так как было довольно прохладно.
Однако здесь не дают забыть, что мы все - таки в Южной Африке. В холле корзины со страусиными яйцами и африканские маски на стенах.Это место называется - пансион семьи Тейлор.
Нам отвели большую комнату на первом этаже. При ней ванная, туалет и джакузи - все новое, блестящее и очень продуманно расположенное.
http://video.yandex.ru/users/optimism56/view/8/
Хотя уже было довольно поздно, мы все - таки решили прогуляться, тем более хозяйка утверждала, что у них в городе абсолютно безопасно. Мы направились в сторону центра, постоянно озираясь по сторонам, ожидая нападения или что - то в этом роде.
Но ничего, пронесло. В этот субботний вечер на главной улице было открыто множество кафе и ресторанов. Все посетители - белые, а у входа крутились африканцы - нищие, нагло пристающие к сидящим за столиками. Не просящие, а требующие.
Видно было, как неуютно чувствуют себя бывшие "белые колонизаторы".
Винный путь - виноградники возле города Франшхоек []
Проснувшись рано утром, я вышел через калитку на улицу - ключ хозяева выдали при заселении. Стоял солнечный осенний день. Напротив расстилалось поле для гольфа с подстриженной изумрудной травой. По улице бегали местные жители в шортах. Идиллическая картина. Типичная английская провинция, место проживания среднего класса.
Попрощавшись с хозяевами, мы уложили в машину уже полностью собранные чемоданы и поехали посмотреть город Стелленбош. Он. как и вчера, поразил своей ухоженностью, даже какой - то аптечной стерильностью.
В центре, почти на каждом здании, около входа прикреплены одна или даже несколько небольших табличек золотистого цвета с названиями винодельческих или сопутствующих виноделию фирм.
Изредка попадались магазины со стандартным набором - вина, разрисованные страусиные яйца и т. д. - это судя по витринам, так как в воскресенье все было закрыто.
Работал один туристский информационный центр, набрав в котором массу проспектов, мы только лишь пожалели, что оставили так мало времени на этот район.
Но делать нечего, сегодня вылет.
Возвращение домой
Город Стелленбош расположен от Кейптаунского международного аэропорта совсем близко, практически позади летного поля.
Покружив несколько раз по площади, наконец обнаружили паркинг EUROPCAR. Поставили машину и пошли в терминал оформлять документы.
За стойкой EUROPCAR находились трое служащих - африканка, индус и еврей - так сказать представители нескольких общин ЮАР.
Принимали долго и тщательно, потом подписали акт и мы, наконец,свободно вздохнули - автомобиль возвращен.
Международный терминал Кейптаунского аэропорта, так и светится новизной и чистотой. В отличие от Иоганнесбурга, здание не очень большое, но хорошо продуманное и очень удобное для пассажиров.
За время ожидания вылета нам удалось рассмотреть его более внимательно.
Оригинальные стойки для телефонов - автоматов со встроенным сиденьем образуют единую конструкцию. Все очень изящно, удобно и рационально.
В туалете - блеск никеля, душевые, везде подвешены плазменные мониторы, передающие рекламу и информацию для пассажиров. Особенно интересно ее смотреть, когда, простите, пользуешься писсуаром - экран находится прямо на уровне глаз.
Сегодня почти во всех аэропортах мира для курящих пассажиров отводят самое неудобное место, обычно где - то в дальнем углу, который нужно хорошо поискать.
В Кейптаунском аэропорту для курильщиков выделена комната, скорее целый зал, с огромными плазменными экранами, показывающими спортивные программы, и баром с очень богатым выбором.
Когда мы сидели в ожидании посадки на самолет, к нам подошел африканец огромного роста в белоснежном костюме и галстуке. Он стал что - то говорить, показывая на мою обувь. В первый момент мелькнула мысль, что это какой - то распорядитель и он делает мне что - то вроде замечания за пыльные ботинки, когда вокруг такая стерильная чистота. Слишком важно он держался и шикарно был одет. Эта "важная персона" оказалась простым чистильщиком обуви, который искал клиентов, а мои запыленные ботинки идеально соответствовали его критериям отбора.
После двухчасового перелета в Иоганнесбург, где наш самолет заполнился полностью, мы взяли курс на север, на Франкфурт. Предстояла десятичасовая ночь полета над всей Африкой и Средиземным морем. Персонал фирмы начал свою работу. Как и в прошлом полете, крепкие напитки предлагались без перерыва, в отличие от некрепких. Виски, водка, коньяк, шнапс, различные вина - все бесплатно и без ограничений. Казалось стюардессы хотели побыстрее напоить пассажиров, а затем немного отдохнуть от нас. И им это удалось. Не прошло и часа как почти все задремали, кто от выпивки, кто от усталости.
Но фирма не забыла о своем сюрпризе.
Внезапно я проснулся. На часах было 00 - 00. Монитор показывал. что мы в эту минуту мы пересекаем экватор. Наступило 31 мая - день рождения моей жены. Но она спала, как и почти весь самолет.
Тогда я достал видеокамеру и заснял этот момент.
С днем рождения.
Мысли по дороге домой
Вроде бы мы возвращаемся из Африки.
Но Кейптаун, да и вся провинция Западный Кейп - не Африка и даже не совсем ЮАР.
Скорее это осколок Европы, правда сильно почерневший. Впрочем та же Великобритания сама, особенно в крупных городах, сегодня выглядит ненамного лучше, а кое - где и похуже.
Южно - Африканская республика - страна очень большая. И для того, чтобы посмотреть все ее достопримечательности, нужны даже не месяцы, а годы.
Настоящая же Африка начинается намного севернее Кейптауна и даже самой ЮАР.
За неделю, проведенную здесь, нам удалось посмотреть лишь небольшую часть того, что есть только в одной провинции.
Иоганнесбург, после которого Кейптаун кажется самым безопасным местом в мире, золотые и алмазные прииски, Крюгер - парк, знаменитый "Голубой экспресс" - сверхкомфортабельный поезд для очень богатых людей и еще масса других интереснейших достопримечательностей.
Стандартные организованные туры в ЮАР обычно включают несколько больших городов, сафари и даже, перелет в Мозамбик, к водопаду Виктория - одному из крупнейших в мире.
Мы же проехали только по одной провинции - Западный Кейп, да и то далеко не по всей. Невозможно объять необъятное. Да и не нужно.
В этих заметках я поставил себе цель рассказать о том, что видел, не вдаваясь в политику и не делая каких - либо выводов.
Но говоря о подобного рода местах, без политики обойтись невозможно.
Даже глядя со стороны, видно, что страна очень богатая, и не только своими природными запасами, но и огромным промышленным потенциалом. С переходом к новой власти, ЮАР находится на распутье, правда уже больше десяти лет. Какая судьба ее ждет? Кто знает.
Слишком много претендентов на ее богатства.
Слишком много экстремистов хотят завладеть умами местного населения.
Слишком прозрачны внешние границы.
Быть может все пойдет по родезийскому сценарию, а может - наоборот. Результаты первого сейчас, после двадцатипятилетнего правления президента Мугабе, при поддержке так наываемых "ветеранов партизанского движения", уже хорошо видны.
Результаты второго никто не знает.
А быть может есть третий вариант, и четвертый, и пятый

© Copyright: Виленский Юрий, 2010
Свидетельство о публикации №210101200157

Категория: Познание нового | Добавил: defaultNick
Просмотров: 344 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: