Мир путешествий

Главная » Файлы » Оптимизм - рассказы, путеводители » Возвращение в прошлое

Куба - остров оптимистов - часть вторая
03.08.2010, 02:33


Гавана - взгляд из окна туристического автобуса
Наконец - то появился наш, обвешанный золотыми цепями, гид.
Еще в автобусе, по дороге из аэропорта, он все - твки присмотрел себе пассию и целыми днями где - то с ней пропадал.
Но надо немножко поработать. И мы поехали на экскурсию по городу.
Теперь это был уже третий взгляд на Гавану и в этом ракурсе кубинская столица снова выглядела несколько иначе.
Первая и обязательная достопримечательность - площадь Революции, та самая, что возле сумасшедшего дома.
Не выходя из кондиционированного автобуса, наш гид долго рассказывал о многотысячных митингах, о многочасовых проповедях "папы" Кастро и так далее.
Конечно он говорил про все это с пафосом, в рассказе постоянно присутствовали давно знакомые нам пропагандистские штампы - словом передовая статья из газеты "Правда", а, точнее ее кубинского аналога "Гранма".
В этом рассказе иногда проскальзывали интересные вещи, вызывающие сомнения, нет, не в достоверности сказанного, а просто вопросы.
Например, рассказывая об экономической блокаде Кубы со стороны империалистических государств во главе с США и, как следствие этого, тяжелое материальное положение местных жителей, наш гид мельком упомянул о том, что в свое время волевым порядком властями были конфискованы у населения золотые украшения и драгоценности, а ту мелочь, что осталась, носить строго запрещено.
Как же тогда он сам, весь обмотанный золотыми цепями в несколько рядов?
Но в то время такие вопросы задавать было не принято, особенно если в дальнейшем хотелось еще выехать за границу. А хотелось.
Правда один вопрос все - таки был задан.
Дело в том, что, гуляя по городу, нам часто встречались небольшие таблички с тремя буквами "CDR", причем они были почти на каждом доме, особенно в старом центре.
Оказалось, что это сочетание расшифровывается так - "Комитет защиты революции".
Отделения этой "стукаческой" организации находились в каждом квартале и жильцы обязаны были немедленно докладывать туда обо всем подозрительном, о появлении в доме чужака, а также сообщать что происходит у соседей.
В общем - обязательное открытое "стукачество", прикрытое лозунгом защиты революции от внешних врагов.
Что ж, только такая репрессивная система, частью которой являются эти "Комитеты", может сохранять тоталитарный режим Кастро вот уже почти пятьдесят лет.
А тем временем экскурсия продолжалась и, после отъезда с площади, тема революции практически исчезла из рассказов нашего "патриотически" настроенного гида.
Мы побывали на центральном кладбище Гаваны, где похоронен великий шахматист Хосе Рауль Капабланка, проехали по Мирамару - большому району вилл, когда - то одному из самых престижных мест города. Конечно вся эта роскошь с приходом новой власти была немедленно конфискована и кто живет теперь в этих, и сейчас хорошо ухоженных домах, можно только догадываться.
Здесь нам показали только один дом - виллу министра обороны, команданте Рауля Кастро - брата Фиделя. Наверное и соседей он имеет соответствующих.
В районе Мирамар также расположено одно из известнейших в мире кабаре "Тропикана", описание которого требует отдельной главы.
Самая главная часть экскурсии - это, конечно, посещение Старого города, так называемого "исторического центра".
Здесь относительно чисто, ухожено и довольно много туристов. Старинные постройки отлично сохранились, видно, что за ними стараются постоянно следить.
В этом месте, где довольно ровный берег Атлантического океана, вдается вглубь острова, образуя большой залив - гавань, заканчивается набережная Малекон.
Здесь же, в старом городе, находится здание великолепной архитектуры, построенное намного позднее, чем его окружение.
Это бывший президентский дворец. ставший при новой власти музеем Революции. Смотреть там особенно нечего, экспозиция соответствует названию.
А вот в одно место дворца нельзя было не заглянуть. Это так называемый "зеркальный зал", где за одной из стеклянных панелей, которой отделаны стены, начинается секретный ход, через который сбежал последний законно выбранный президент Кубы "диктатор" Батиста. А в это время Гавана ликовала, встречая партизан Кастро, входивших в город.
На площади перед музеем установлен корабль "Гранма", на котором Фидель сотоварищи в 1956 году прибыл на Кубу делать революцию. И сделал.
В отель мы возвращались по набережной, вдоль которой установлено несколько позеленевших конных статуй кубинским генералам, героям борьбы за независимость острова.
На площади, возле одного из таких памятников, заканчивалось строительство светло коричневого небоскреба - здания новой больницы.
История развития кубинской медицины связана с именем доктора Карлоса Дж. Финлея, который открыл вещество, передающее желтую лихорадку. Музей естественной истории, унаследовавший коллекцию Медицинской, физической и естественно - научной академии, носит его имя. Это музей находится теперь в том здании, где доктор Финлей представлял свой доклад о желтой лихорадке. Он был открыт в 1874 году и стал первым музеем такого рода на Кубе. В начале 1960-ых годов первая исследовательская программа была запущена Национальным центром научных исследований, после чего была открыта больница Германос Амехейрас, оборудованная по последнему слову медицинской технологии. Затем последовали Институт генетики и биотехнологии, Кардиоцентр, Центр Иммунологии, Центр офтальмологической хирургии и плацентарной гистеротерапии и другие. Результаты исследований в области биотехнологии относятся к выдающимся достижениям медицины на Кубе.
При всеобщей бедности и прочих "прелестях" тоталитарного режима, на Кубе очень высокий уровень здравоохранения.
На медицину правительство Фиделя Кастро денег не жалело. Так же, как и на образование.
Гуляя по Гаване, мы видели среди развала и разрухи довольно ухоженные школьные здания, группы детей самых разных возрастов, все в аккуратной школьной форме.
Расположенное на холме, здание гаванского университета внешне напоминает Колумбийский в Нью - Йорке.
Я заходил в некоторые корпуса этого огромного кампуса. Словно попадаешь в другой мир. Сюда абсолютно не подходит выражение об остановившемся времени.
В университете учатся около двадцати тысяч студентов и довольно большой выбор специальностей. Именно здесь готовят врачей, которые работают потом не только на Кубе, но и оказывают помощь в становлении медицины во многих развивающихся странах, преимущественно африканских.
Здравоохранение и образование - это две из нескольких приоритетных областей режима, после армии и госбезопастности.
Кстати ни в Гаване, ни в других городах Кубы я не заметил так уж ярко выраженного культа Фиделя Кастро.
Зато портреты Че Гевары встречаются на каждом шагу.
Эта темная, непонятная личность, на Кубе была и остается до сих пор человеком - легендой. Хотя до сих пор мне не удается выяснить чем он так прославился.
Но о легенде не спорят, ей просто поклоняются.
Гаванские развлечения
Находясь в экономической блокаде, не имея или почти не имея стратегически важных природных ресурсов, наперекор всему страна живет, пусть очень бедно, ограничивая себя во всем. И во многом благодаря особому характеру народа и, главным образом, его природному оптимизму.
Только это может нейтрализовать постоянное давление репрессивного аппарата власти.
Кубинский народ состоит примерно из двух равных по количеству групп - потомки белых, в основном испано - язычных, европейцев и негров, потомков бывших рабов, вывезенных в свое время из Африки и расселившихся в большинстве стран Карибского бассейна.
Мне не показалось, что на Кубе развит национализм, расовая нетерпимость и тому подобные явления, характерные для стран со смешанным населением.
Может быть это заслуга тоталитарного режима. Но, скорее всего, такие отношения сложились за долгие годы совместного проживания, а теперь еще и совместного выживания.
Но за время своего путешествия я обратил внимание на такую особенность.
Будь то в Гаване или в провинциальных городках - везде бросалось в глаза, что население все - таки разделено по расовому признаку.
Пары молодежи, за исключением единичных случаев, были или только белые, или только черные. Хотя здесь немало и мулатов - смеси двух рас.
Однако каких - либо столкновений на расовой почве увидеть не довелось.
Существует своя, европейская культура, отдельно африканская, но многое из них уже перемешалось, образовав новую реальность.
Яркий тому пример - ежегодные февральские карнавалы, проводимые на Малеконе. Так же, как эта набережная связывает между собой абсолютно разные по архитектуре и стилю жизни районы города, она объединяет казалось бы не совместимые культуры и довольно успешно. . Кубинцы любят и умеют веселиться. Даже иногда чересчур.
Это, в свое время, привлекало на остров множество туристов из США.
Здесь была создана и действует до сих пор великолепно отлаженная система развлечений. Только рассчитана она не на простых кубинцев, а на западных туристов.
Правда и нам, советским, тоже кое - что досталось.
Во второй вечер в Гаване гид пригласил нас в кабаре под названием "Паризьен", располагавшееся в нашем же отеле и имевшее отдельный вход.
В большом полутемном зале были расставлены столики, с каждого из которых, благодаря тому, что зал был сделан в в виде амфитеатра, прекрасно просматривалась сцена и все, что на ней происходило.
И, как принято в подобного рода заведениях, на столе стояла одна бутылка сухого вина на четверых.
Но советские туристы, не привыкли к таким дозам. Вино закончилось еще до начала представления.
И мы заказали бутылку знакомого нам кубинского рома "Гавана - клаб", который в те времена у нас дома продавался в каждом магазине.
Здесь же, на Кубе, этот напиток почти целиком уходил на экспорт, а то немногое, что оставалось, ,можно было приобрести только в валютных магазинах или в подобного рода заведениях типа этого кабаре.
Перед тем, как выполнить заказ, официант принес небольшую записку с ценой, очень высокой для местных жителей, но не для нас.
Кстати, в зале находилось немало кубинцев и у них на столиках стояла выпивка и подороже. Остается только догадываться, кто это такие.
Само представление началось довольно стандартно - балет варьете, немного цирка, пара певцов. Но все это было лишь в первом отделении.
После небольшого перерыва представление повернуло совсем в другое русло.
Смысл основного сюжета второго отделения - ностальгия по кубинской музыке тридцатых - пятидесятых годов прошлого века, музыке так называемого стиля "латинос".
Спектакль посвящался известным исполнителям тех времен.
Судя по тому, как реагировали кубинцы, такая музыка здесь очень популярна, независимо от цвета кожи.
В заключении скажу что, побывав потом еще в нескольких кабаре, в том числе и в знаменитой "Тропикане", мы, в последний гаванский вечер, вернулись именно сюда, в "Паризьен".
За семь дней, проведенных в Гаване, у нас практически не было ни одного свободного вечера. Что - то входило в программу, что - то мы организовывали сами.
Одним из таких "запланированных" заранее мероприятий был обязательный "вечер солидарности с борьбой кубинского народа". Очевидно борьбой с мировым империализмом, который правда эту страну уже давно не трогал, действуя по принципу - "Живите как хотите".
Вечер проходил в Доме кубино - советской дружбы, помещавшимся в одном из реквизированных роскошных особняков недалеко от центра Гаваны.
Нас, четыре группы туристов из СССР, привезли часам к семи вечера и в просторном холле, где, как ни странно, поместились все, к нам обратился с короткой речью ни больше ни меньше как Посол Советского Союза.
Закончив свое выступление, он сразу же уехал, а нас пригласили пройти в роскошный парк, находившийся с обратной стороны особняка и попасть туда можно было через огромную веранду.
В парке, а точнее на ярко освещенной огромной поляне, стояли ряды стульев, а между ними - длинные столы с легким угощением и обязательным пивом, без ограничения.
Когда угощение, включая пиво, было полностью сметено, все расселись и начался концерт. Сценой служила та самая веранда, через которую выходили в парк.
В концерте участвовали многие местные знаменитости, включая балет кубинского телевидения.
Вела программу одна из самых популярных местных телеведущих.
Все было бы очень хорошо, да организаторы не учли одну маленькую деталь.
Многие, если не сказать почти все, успели до начала концерта хорошо нагрузиться дармовым пивом, которое, спустя некоторое время, потребовало выхода. А место для этого, то есть туалет, находился внутри особняка и попасть туда можно было только через веранду, которая в это время служила сценой.
Положение становилось все более критическим и, похоже, не только у меня.
Будь что будет!
Ярко освещенную поляну с местами для зрителей окружали заросли каких - то растений, плохо различимых в темноте. Издали они были похожи на обычные кусты. Вот туда то я и отправился, благо от моего места в первом ряду это было совсем недалеко. А за мной потянулась цепочка других жаждущих.
Ни с чем не сравнимое чувство облегчения было позже омрачено одним обстоятельством - несколько дней потом пришлось вытаскивать из разных мест иголки - эти, обычные с виду, кусты, оказались зарослями кактусов.
А концерт продолжался и в конце его все танцевали вместе - и балет телевидения и гости, а потом, захватив с собой и артистов и теле - звезду, мы отправились догуливать к нам в отель, благо в хозяйстве, заведовать которым меня выбрали, запасов еще оставалось много.
Но, конечно, самые яркие впечатления остались от посещения кабаре "Тропикана".
В этот мой последний визит на Кубу я там побывать не смог - цены на билеты стали, мягко говоря, заоблачными. Всему есть свое объяснение, но и всему есть свой предел.
Поэтому, спасибо советскому "Интуристу" за предоставленную тогда возможность посетить это чудо.
Судя по впечатлениям современных туристов, то, что я видел двадцать пять лет назад было так же фантастично, как и сейчас. Автобус подвез нас прямо к ярко освещенному входу и, пройдя через украшенной золотой лепниной, сверкающий хрусталем огромных люстр, зал, мы вышли в благоухающий запахами тропических растений роскошный парк.
Здесь были и подсвеченные мраморные скульптуры, и фонтаны с разноцветными струями. В этом своеобразном фойе под яркими тропическими звездами, можно было отдохнуть перед началом представления.
Сам зрительный зал был погружен в темноту, только свечи освещали небольшие столики. Вокруг бархатная ночь, множество огоньков, а яркие звезды на небе казались их отражением.
Сцены не видно, словно ее не было вообще.
Внезапно где - то вверху, справа, появился в круге света большой подиум с кордебалетом в фантастических костюмах, украшенных разноцветными перьями.
Потом слева высветился такой же подиум, потом еще и еще.
Невозможно описать все, что здесь происходило.
Апофеозом было выступление всех участников - на трех сценах, где - то наверху, ближе к звездам и при этом каждый подиум состоял из трех уровней.
Яркие огни погасли, зазвучала спокойная нежная музыка и посетители, оставшиеся за столиками, продолжили этот вечер при в более интимной обстановке, под темным бархатным небом, усеянном яркими звездами.
.
Последний вечер в Гаване
Остров Куба расположен очень близко от берегов штата Флорида и до переворота представлял своего рода придаток США, главным образом здесь развивалась туристическая отрасль со всеми ее приложениями.
Одной из крупнейших "сфер обслуживания" была проституция, поставленная на "промышленную основу". Здесь существовал свой профсоюз, работники и работницы проходили медицинские проверки. В общем - все для туриста и его безопасности.
Новая власть в борьбе за нравственность сразу пошла на крайние меры, выслав "жриц любви" на перевоспитание в специальный концлагерь, находящийся на небольшом островке.
Но, как оказалось, не всех.
Как говорила героиня фильма Петра Тодоровского "Интердевочка" - "Да если бы вы захотели, то в двадцать четыре часа нас всех поганой метлой... Значит нужны мы вам... Или подельникам вашим". Значит нужны, ведь поток делегаций из "нужных" стран не прекратился, да и туристы тоже.
Нет, не оскудела кубинская земля и это хорошо видно вечером на набережной Малекон, да и не только там.
В последний вечер в Гаване, мы снова отправились в полюбившееся кабаре "Паризьен", то что в нашем отеле.
Но до конца представления не досидели - в зале не работали кондиционеры и стояла невыносимая жара.
В этот последний вечер Гавана преподнесла нам очередной сюрприз.
Покрутившись немного перед отелем, мы уже собирались подняться к себе в номер, но неожиданно увидели, выходящих из кабаре, трех девиц - блондинку европейского типа, негритянку и мулатку.
Нас трое и их трое. Все как по заказу. Времени на раздумье не было и наша троица бросилась вперед, на штурм.
Девушки оказались очень общительные.
Мы долго сидели в парке, что позади отеля. В этот час здесь никого не было, только мраморные скульптуры и доносившийся с Малекона шум разбивающихся о бетон набережной океанских волн.
Не зная ни слова по - испански, тем не менее мы прекрасно понимали друг друга. Девушки рассказали, что приехали в Гавану из провинции, из города Матансас и живут в нашем отеле.
Так как в этот момент мысли работали в одном направлении, то мы не обратили внимание на некоторые "мелочи", Например, каким образом эти девицы оказались в таком отеле, куда даже мы, представители Большого Брата, попали случайно.
Но не это нас интересовало сейчас. Уже вскоре мой сосед, шахтер, увел свою негритянку в кусты, правда на этот раз не в кактусы.
В итоге, мы договорились встретиться через полчаса в нашей комнате, взяли у них номер телефона и все вместе двинулись в сторону лифтов.
Лифты отеля "Националь" - это произведение дизайнерского искусства США тридцатых годов прошлого века. В каждом из них постоянно, днем и ночью находился лифтер - швейцар. В его обязанности входило - при подъезде к нужному этажу притормаживать кабину лифта с помощью большого колеса, похожего на корабельный штурвал, открывать решетку, служившую внутренней дверью и объявлять номер этажа.
С наружной стороны, над входом в лифт, висело что - то вроде часов, но с одной стрелкой, показывающей не время, а номер этажа, где находится кабина в данное время.
По - джентельменски пропустив женщин вперед, мы следом за ними начали входить в лифт, но тут дорогу преградили два здоровенных работника местной госбезопастности - мы их уже знали в лицо, как неотъемлимую часть лобби, да они и не скрывали место своей работы.
Отделив девиц, "Гбисты" быстро закрыли двери и уехали вместе с нашими подругами, а мы так и остались стоять внизу, в лобби с разинутыми ртами. Кстати швейцар в лифте отсутствовал.
По движению стрелки было видно, что кабина остановилась на служебном этаже, а не на третьем, где, по их словам, жили эти девицы. Больше мы их не видели.
Варадеро
Вот и закончилась неделя нашей столичной жизни.
Впереди четырнадцать дней спокойного отдыха на курорте Варадеро.
Наш автобус снова проезжает вдоль набережной Малекон и, миновав Старый город, спускается в тоннель, проложенный под гаванью и через несколько минут мы уже за городом.
Великолепное скоростное шоссе тянется вдоль морского побережья, то приближаясь к нему, то ныряя вглубь тропического леса.
Пейзаж за окном нельзя назвать слишком красивым. Несмотря на влажный субтропический климат и большое количество осадков, лесов не так уж и много. По крайней мере в том регионе, где мы были.
Здесь, в основном, равнинный пейзаж, выжженные солнцем степи, среди которых то там, то тут торчат кокосовые пальмы. Они растут группами, словно выходя из одного корня. Да и вид у них не особенно привлекательный - серый высокий ствол, похожий на бетонный столб и наверху - немного зелени, в которой прячутся кокосовые орехи.
По дороге попадались и деревни - несколько маленьких деревянных домиков, где вместо окон - просто отверстия, рядом небольшое поле, в основном засаженное кукурузой.
По пути проехали только один большой город - известный уже нам Матансас, центр одноименной провинции.
В этом месте в океан впадает широкая полноводная река с тем же названием, через которую перекинут очень красивый мост, по нему и проходит наше шоссе. Оба берега реки - высокие, покрытые густым лесом и мост построен на высоте примерно ста метров над водой.
Варадеро является основным туристическим центром Кубы. Это один из лучших курортов в Западном полушарии. Он расположен на полуострове Хикакос, что в 130 км от Гаваны. Это 20 км мельчайшего белого песка и лазурной голубизны океанских вод. Сегодня здесь отдыхают туристы из разных стран мира, но больше всего канадцев, французов, немцев, итальянцев и испанцев. Ежегодно нелегально приезжают сюда отдыхать около десяти тысяч американцев.
До революции Варадеро считался самым фешенебельным курортом и новая власть постаралась сохранить этот имидж.
Варадеро - это не город в чистом виде.
Единственная улица, протянувшаяся вдоль полуострова, застроена с двух сторон небольшими отелями, жилых домов здесь почти нет, весь обслуживающий персонал приезжает из соседних городков. При въезде в Варадеро расположен аэропорт, строившийся когда - то для приема небольших частных самолетов и такой же маленький порт предназначенный для стоянки яхт - все условия для богатых туристов, главным образом из США.
Удивительно, но на летном поле было далеко не пусто, а в порту все стоянки тоже заполнены. Не могу сказать кому принадлежали все эти самолеты и яхты, но, похоже, Варадеро продолжает оставаться популярным курортом.
Наш отель представлял собой в плане букву П, открытая сторона которой выходила прямо на берег Атлантического океана, на пляж с навесами от солнца, лежаками и, конечно же, командой спасателей. Прибрежная полоса очень мелкая и, чтобы хоть немного окунуться, нужно отойти довольно далеко от берега.
Но здесь внезапно морское дно резко уходит вниз и этот переход для непривычного человека очень опасен.
Иногда попадаются и акулы, одну такую поймали прямо на моих глазах.
Рыбка для своего вида небольшая, но зубастая.
Вообще в этих водах много всякой опасной нечисти типа пираний и скатов. Поэтому лучше всего держаться поближе к берегу.
На всем своем протяжении пляжи были почти пустые. Купались только русские и канадцы. Для кубинцев такая вода слишком холодная, всего двадцать пять градусов - зима.
Каждое утро на пляже перед отелем спасатели вывешивали флаг определенного цвета - от белого - океан спокойный, до черного - купаться категорически запрещено. Последний правда был поднят один раз - восьмого марта, в праздник. Но тогда было не до купаний.
В самом же отеле, во дворе, внутри буквы П - бассейн с пресной водой и обязательным баром.
Нас поселили не в обычной комнате, а в квартире. Сегодня это называется отель апартаментов.
У нас был большой, метров под сорок, салон с огромными балконами, выходящими на две противоположные стороны, две спальни и ванная комната.
С одного из балконов можно было попасть в комнату непонятного назначения, заставленную старой мебелью, за которой обнаружилась дверь в еще одно странное помещение. На наш вопрос обо всем этом кубинец, пришедший убирать, подмигнул и, сделав определенный, понятный во всем мире жест, веером развернул пачку фотографий - вот вам и перевоспитанные "жрицы любви".
Этой услугой мы не воспользовались - соседями по квартире оказалось начальство - руководитель и староста нашей группы. Они жили во второй спальне.
В те годы для туриста, выезжающего из СССР за границу, все страны делились на два вида - социалистические и капиталистические, к последним правда относили и Югославию - из - за политики ее лидера, все более и более приближавшегося к западному миру, и Кубу - ну тут понятно - рядом США.
Соответственно строился и информационный внутригрупповой аппарат.
Руководитель назначался обычно из старых, опытных партийных кадров, староста же - напрямую из госбезопастности. Вот такие у нас оказались соседи.
В этой поездке нашей группе повезло. Руководитель, очевидно подходя по всем необходимым критериям, оказался к тому же еще и неплохим человеком.
Это был первый секретарь райкома партии из сельской целинной глубинки, простой мужик, волею случая и подходящей анкеты оказавшийся в этом кресле.
Впервые попав за границу, да еще в такую экзотическую страну, он немного расслабился, хотя прекрасно понимал, что отвечает за все происходящее своей головой. Но здесь, посреди тропической зимы, на берегу теплого океана, в окружении кокосовых пальм, все инструкции как бы немного позабылись.
Правда второй человек - староста группы, постоянно был в полной боевой готовности. Но и он тоже человек.
Так что своих соседей мы почти не видели - с раннего утра и до ночи они сидели на пляже или в бассейне, превратившись к концу поездки почти что в мулатов из целинного колхоза.
У нас в спальне, занимая почти весь оконный проем, был установлен кондиционер SONY, пенсионного возраста, но он работал, правда производя при этом шум, сравнимый примерно с тем, какой бывает у бульдозера. Однако других вариантов не было, иначе мы бы не выжили.
Как я уже говорил, наш салон имел балконы, один из которых выходил во внутренний двор, на бассейн, а под другим располагалась площадка, где каждый вечер, без выходных, примерно с девяти часов и до глубокой ночи, проводились вечера танцев для гостей отеля.
Сначала такое соседство нас обрадовало. В первые дни мы тоже приходили на это мероприятие, потом наблюдали за ним, сидя на балконе в глубоких креслах, попивая так называемый "внутренний" ром, но потом...
Здесь нужно вернуться немного назад.
Ньюансы распределительной системы
В то время существовали определенные критерии для обмена валюты при поездках за границу. Так, Куба, хоть и находилась всего в двухстах километрах от побережья США, считалась страной победившего, ну почти победившего, социализма. И поэтому для покупок нам поменяли триста рублей, что по странному курсу Госбанка СССР равнялось ровно такой же сумме в местной валюте - песо.
Правда за один доллар тогда давали шестьдесят две копейки, то есть, по логике советской банковской системы, курс песо был выше.
И вот, имея при себе такую сумму "валюты", нужно было решить одну маленькую проблему - на что и где ее потратить.
Распределительная система охватывала почти на все - и продукты, и одежду, и даже игрушки. Но были и исключения.
Я уже рассказывал об огромных универмагах на гаванской улице Гальяно.
Попадались нам также магазины одежды, где под огромными плакатами "Libre" висели... мужские костюмы производства Ростовской - на - Дону швейной фабрики. Эти "изделия" ужасного качества, как нельзя лучше "соответствовали" местному климату.
Все таки мы нашли на что потратить свою "валюту".
Может кто - нибудь помнит продававшиеся у нас в то время кубинские сигареты типа "Kim" - без фильтра, ужасного качества.
Так тут, на Кубе, их можно было купить только на доллары, в специальных магазинах.
Для внутреннего потребителя выпускались другие сорта, что - то такое похожее на сигарету, набитую подобием табака. Но зато свободно, без талонов.
Знаменитый кубинский ром, который также производился для внутреннего пользования, лишь отдаленно напоминал известный нам "Гавана - клаб".
По вкусу похожий на далеко не самый лучший самогон, он тоже продавался свободно.
Вот мы и пользовались этой возможностью.
Сидя поздним вечером у себя на балконе, под рюмочку этого самогона, закусывая апельсинами, ящик которых сдуру купили где - то по дороге за десять песо - его хватило на все две недели и еще осталось - мы наслаждались музыкой с танцплощадки.
Репертуар оркестра не отличался разнообразием. Каждый вечер звучали одни и те же мелодии и так все две недели. Не знаю почему те, кто утверждал и готовил эту программу, считали любимой песней советских туристов известную "Бе саме мучо". Она исполнялась примерно раз пять за один вечер.
В первые дни было очень приятно, сидя на балконе, как в ложе театра, попивая ром, точнее самогон, закусывая апельсинами, наблюдать за этим спектаклем внизу, на танцплощадке.
Но чем дальше, тем больше эта музыка стала надоедать и через неделю, заслышав знакомую "Бе саме мучо", мы убегали в спальню, но даже включенный кондиционер с шумом работающего бульдозера не помогал.
Эта мелодия, казалось, проникала в комнату со всех сторон и лишь в два часа ночи, когда заканчивалась танцевальная программа, можно было прийти в себя и спокойно заснуть под грохот кондиционера.
Международный женский день
Ночью прошел первый и единственный за все время тропический ливень и, хотя к утру уже почти все высохло, но океан оставался неспокойным и на пляже развевался черный флаг.
Главный аттракцион - купание, в этот день отменялся и администрация отеля решила устроить нам праздник.
Тем более был повод - восьмое марта - международный женский день.
И, как всегда, гуляли исключительно мужчины. Праздновали весь день, до самого вечера.
Официанты разносили напитки - тот же ром - самогон, причем в таком количестве, что от него уже стали отказываться даже наши самые большие любители выпить.
В разгар праздника неожиданно объявился наш гаванский гид, тот самый, весь в золоте - в Варадеро он с нами не был - и, немного потанцевав, забрал свою "пассию" из нашей группы и увез ее в столицу, где она и пробыла до самого отъезда.
Все - таки ром, хоть и плохой, но на многих подействовал здорово и, как это бывает в подобных случаях, вечер завершился несколькими инцидентами.
На следующий день особо "отличившиеся" были вызваны к начальству "на ковер".
"Ковром" служил салон нашей квартиры. Руководитель и староста группы вызывали каждого провинившегося отдельно, а мы, с соседом - шахтером из своей спальни все слышали и умирали от смеха.
В салон входит первый провинившийся.
"Скажи Ваня, ты помнишь, что делал вчера на празднике" - спрашивал руководитель группы.
"Конечно, Иван Иванович" -, неуверенно отвечал провинившийся.
"А зачем полез купаться в фонтан?"
"Так ведь жарко было, Иван Иванович".
"А почему одетый?" - вопрошало начальство.
"Так маленько выпивши был".
"А зачем обнимался с работниками местной госбезопасиности и заставлял их с тобой пить?"
?????
"Ты знаешь, Ваня, что это может быть твоя последняя поездка за границу?"
"Первый и последний раз, Иван Иванович"
"Ладно иди и больше так не делай".
И так почти с половиной группы.
Я прекрасно понимал нашего руководителя.
На такое количество людей рапорт не напишешь - скорее сам слетишь с места.
Поэтому поговорили, поговорили и на этом все и закончилось - просто пьянка, ведь не измена же Родине.
Возвращение в Гавану - 1

Прошел слух, что в Гаване, на площади перед Кафедральным собором, по субботам открывается большой базар, где можно купить все или почти все.
Нерастраченные песо жгли карман и наша группка из трех человек, отпросившись у начальства, решила туда поехать.
Рано утром, часов в пять, на первом рейсовом автобусе мы отправились в Гавану. Народу было мало. Рядом со мной уселась, заняв свое и половину моего места, здоровенная негритянка и сразу начала курить вонючую сигарету, ту, которая для внутреннего пользования. Этот процесс продолжался всю дорогу - ведь на Кубе можно курить везде и бросать окурки там же, при этом смачно сплевывая себе под ноги.
Наконец доехали до Центрального столичного автовокзала и, не найдя автобус в сторону Старого города, взяли такси и приехали на базар.
Таксист предложил вернуться за нами и даже отвезти потом в Варадеро, но мы гордо отказались, считая себя хорошими знатоками города.
Базар действительно был и занимал почти всю площадь перед Кафедральным собором. Здесь продавались немудреные самодельные сувениры - те же засушенные морские звезды и крабы, модели кораблей внутри стеклянных бутылок, разноцветные африканские бусы и прочая ерунда, причем довольно низкого качества.
Покрутившись по базару, решили возвращаться назад, в Варадеро.
Но как добраться до автовокзала, не зная ни слова по - испански. Автобусных остановок было много, но какая из них наша? В конце концов мы снова взяли такси.
Центральный автовокзал, который утром был почти пустой, сейчас кипел от обилия пассажиров, кипел почти в буквальном смысле из - за страшной духоты. Длинные ленты очередей тянулись к кассам. Какая из них наша понять невозможно.
Ведь была суббота и сейчас, во второй половине дня, люди из провинции, работающие в Гаване, ехали домой, на выходные.
На стоянке такси огромная очередь тянулась вдоль здания автовокзала, заворачивала за угол и где - то там, далеко, видимо было ее начало. Судя по количеству подъезжавших машин, ждать бы пришлось не один час.
Кто - то подсказал нам, что за другим углом есть стоянка частников, но и там очередь была не меньше.
В общем выхода не было - или стоять в очереди как все, или ночевать в Гаване. Последнее грозило нам большими неприятностями - ведь мы даже не знали, как связаться с Варадеро.
И только, отойдя от автовокзала примерно километр, случайно встретились с тем, утренним, таксистом, который нас и спас. Такое наказание за самоуверенность.
Руководитель нашей группы стоял у входа в отель, на улице и вглядывался вдаль. У него был такой вид словно мы уже сбежали в США и попросили там политическое убежище.
Позже выяснилось, что когда староста группы узнал, что мы уехали, причем с разрешения шефа, то очень доходчиво объяснил нашему руководителю, чем ему лично это грозит по возвращении домой.
Когда мы подъехали к входу в отель, шеф чуть было не расцеловал нас всех.
Но у него оставалась еще одна проблема.
Я уже говорил, что наша группа на девяносто процентов состояла из представителей рабочего класса. Оставшиеся десять процентов - это люди, попавшие в эту поездку благодаря своим связям, проще говоря - по блату.
Одна из таких "туристок", в миру, то есть дома, заведовала овощным магазином.
Мы еще не успели зайти в отель, как ко входу подъехало такси, из него вышла эта дама и вместе с водителем они стали выгружать из машины ее покупки.
Все эти вещи, если они и были в магазинах, продавались только по талонам - постельное белье, одеяла, посуда и так далее.
Потом эта дама еще пару раз ездила в соседний городок за покупками, ей даже не хватило денег и она одолжила у нас, с условием возврата в рублях.
Не знаю, каким образом ей удавалось приобретать лимитированные товары да еще в таком количестве, да без знания языка, но факт остается фактом.
После ее приезда наш руководитель группы наконец успокоился и, вернувшись в отель, в этот день из своей спальни уже не выходил.
Даже на ужин.
Возвращение в Гавану - 2

На заключительный ужин в Варадеро подали лобстеры с пивом.
Мы достали последние общественные запасы и на этом моя работа в качестве завхоза завершилась.
А утром автобус вез нашу группу назад, в Гавану. Снова мост через реку Матансас, потом длинный, облицованный голубой плиткой, тоннель под гаванью и мы уже снова на набережной Малекон, в конце которой нас ждала последняя ночь в том же отеле "Националь".
Утром мы ехали в аэропорт. Сзади сидел руководитель группы и та девица, которую наш обвешанный золотом, кубинский гид наконец возвратил туда, откуда взял, а сейчас позади нас всю дорогу проводилась воспитательная беседа на тему моральной устойчивости.
Наконец подъехали к терминалу и мы все, включая начальство и перевоспитанную девицу, прошли на посадку.
Прощай, Гавана. Спасибо тебе за прием, народ - оптимист, волею политических игр оказавшийся в таком ужасном положении.
Будем надеяться, что скоро все изменится.

Возвращение в Гавану - 3

Нет, ничего не произошло.
Наш огромный ИЛ - 62 не сделал крутой поворот и не вернулся назад, в аэропорт имени Хосе Марти.
Вернулся я и только спустя двадцать пять лет.
Вы знаете, оказывается можно дважды зайти в одну воду. По крайней мере здесь.
Если вы хотите узнать мои впечатления о Кубе сегодняшней, то начните читать сначала.
Внешне все выглядит как и тогда, четверть века назад.
Нет, даже еще беднее.
С распадом Советского Союза Куба потеряла последнего и единственного спонсора и теперь вынуждена надеяться только на себя.
На площади Революции, той, где рядом психиатрическая больница, тот же самый, почти совсем выцветший на жарком солнце, портрет Че Гевары.
Те здания района Centro, которые в мой первый приезд были еще в приличном состоянии, разрушались. Не все, но многие.
Те же американские автомобили с крыльями, те же пустые магазины, те же талоны, только теперь на все.


Тот же "папа" Фидель, правда ему уже за восемьдесят, тот же брат Рауль Кастро на том же посту министра обороны.
Нет, все - таки время здесь не остановилось, а движется с постоянно возрастающей скоростью.
Сегодня в страну вкладываются огромные инвестиции и, в основном, в туристическую отрасль.
Отели стали "звездными". Например "Националь" мне в этот раз был уже не по карману, как и посещение кабаре "Тропикана".
Сегодня Куба - одно из самых популярных направлений мирового туризма.
Те пятидесятилетней давности автомобили стали туристской аттракцией.
Они раскрашены в яркие цвета и напоминают монстров.
Вряд ли еще найдется такая страна, в которой на квадратный километр приходилось бы столько антиквариата, причем ездящего по улицам, а не стоящего по музеям. Раритетные автомобили - это память о золотом веке Гаваны, который пришелся на сороковые-пятидесятые годы прошлого столетия. В те годы Куба была международным игорным и мафиозным центром. Мафиози, оказывавшие услуги тогдашнему президенту - диктатору Батисте - по устранению политических противников, передвигалась исключительно на больших американских машинах. Судя по количеству авто-раритетов, Куба была в свое время для США неплохим рынком сбыта.
Но, начиная с 1959 года, когда к власти пришел Фидель Кастро, любые поставки из Америки, в том числе и автомобилей, прекратились. И не производятся до сих пор. И вот уже более полувека кубинские владельцы американских авто бережно их сохраняют и поддерживают былую представительность. Подавляющее большинство таких экземпляров, на хорошем ходу, и могут дать возможность своему владельцу немного подзаработать, в основном в качестве такси или туристического объекта.
Старый город Гаваны прилично отреставрирован, в районе Centro уже реконструируются целые кварталы и выглядят они весьма оригинально.
Одним из последних декретов власти было введение "конвертируемого" песо, которым можно пользоваться в тех местах, где раньше принимали доллары.


Теперь только песо, которые государство обменивает под грабительский процент.
Разрешена мелкая частная торговля, на Кубу стали заходить круизные лайнеры.
Что же касается меня, то теперь я обычный турист, а не представитель Старшего Брата - отель три звезды, только завтрак, экскурсии за большие деньги и все, как везде.
Разве можно сравнить эти две поездки.
А, может быть, мы были совсем другими и смотрели на мир свежим, открытым взглядом.
Нет, все - таки нельзя зайти дважды в одну и ту же воду

© Copyright: Виленский Юрий, 2010
Свидетельство о публикации №210101200161
Категория: Возвращение в прошлое | Добавил: defaultNick | Теги: Матансас, Варадеро, гавана
Просмотров: 280 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: