Мир путешествий

Главная » Файлы » Оптимизм - рассказы, путеводители » Возвращение в прошлое

Останкино - чудо техники и флагман пропаганды
01.12.2010, 02:34


Внутренняя жизнь телевидения, мир, закрытый для посторонних, породил множество слухов и сплетен, большая часть которых, в конце концов, оказываются просто выдумкой, случайным, а, порой, сознательным искажением действительности.
 

Телевизионный технический центр "Останкино". Два огромных здания на берегу пруда.
Вместе с, еще недавно самой высокой в мире, башней они превратили название старого патриархального поселка на далекой московской окраине в один из главных символов не только столицы, но и всей огромной страны.
В ноябре 2007 года в Москве отмечали сорокалетний юбилей телецентра. Но особых торжеств не было. Слишком многое изменилось за это время.
Сегодня телевидение стало для определенного круга людей своеобразной "нефтяной скважиной". Со всеми, вытекающими из этого, последствиями.

Как все начиналось?
История "Останкинского" монстра своими корнями уходит, нет, не в глубокую древность, а первые годы Советской власти.

Руководство создаваемой Коммунистической Империи уделяло особое внимание пропагандистской работе.
С первых лет Советской власти усиленными темпами развивалось кинопроизводство.
Слова Ленина "Из всех искусств важнейшим для нас является кино" красовались почти во всех общественных местах. И здесь вождь как всегда оказался прав.
Какими еще средствами можно было тогда воздействовать на народные массы? Газеты, журналы, книги? Но большая часть населения России была неграмотной. Так что кино еще долгое время оставалось "важнейшим из искусств".
Однако Власть продолжала поиски других вариантов пропаганды, одним из которых стало радио.
Советский Союз – единственная страна в мире, где люди въезжали в новую квартиру, в которой, наряду с водопроводом, канализацией, центральным отоплением и газом, обязательно устанавливалась "радиоточка". Обычно она находилась на кухне, там, где Советский человек проводил большую часть активной жизни.
Радиоприемник, точнее репродуктор, соединенный с этой "точкой", принимал только одну, но самую важную, первую радиопрограмму. Позже их число выросло до трех. Этот аппарат не выключался ни днем, ни ночью, постепенно "вбивая" в головы граждан то, что хотела Власть.
Мощнейшая пропагандистская сеть опутала всю огромную страну, доходя до самых глухих деревень. Туда, где не было и даже еще не ждали, в обозримом будущем "лампочку Ильича", то есть электричество.
А радио было. И увеличение в начале шестидесятых годов возможности приема с одной радиоточки до трех программ далеко не случайно. Конечно, прежде всего, это было связано с расширением технических возможностей радиовещания. Но не только.
Одна из этих трех программ была музыкальной – "Маяк". Работая двадцать четыре часа в сутки, помимо привлечения еще большего количества слушателей, она стала своего рода "разбавителем" мощного пропагандистского потока, но и его частью – ведь основные новостные блоки передавались по "Маяку".
Не забывала Власть и беспроводное радиовещание. В каждом крупном городе были возведены специальные башни для передатчиков. Среди них выделялась московская, названная по имени ее конструктора "Шуховской".
Поиски новых способов пропаганды продолжались.
Работы по созданию передающего устройства для советского телевидения начались в 1930 году во вновь созданной лаборатории при Всесоюзном электротехническом институте.
В московском Политехническом музее можно увидеть первый отечественный телевизор – огромный ящик с крохотным, размером со спичечный коробок, экраном.
Результаты исследований превзошли все, даже самые фантастические, ожидания. Работы немедленно взяли под контроль две самые влиятельные "силовые" структуры - военное ведомство и, печально известный НКВД – Наркомат внутренних дел. Благодаря такой поддержке, уже с середины 1931 года началась подготовка к регулярному телевизионному вещанию.
В 1932 году был создан первый советский телефильм "Лицо международного капитализма" – набор карикатур художника – сатирика А. Дени. В этом же году был показан первомайский парад и демонстрация трудящихся на Красной площади. Репортаж записывался на пленку, так как телевизионных камер для съемок за пределами студии не существовало.
Да и смотреть было не на чем. Передачи могли принимать всего лишь несколько сот радиолюбителей, разбросанных по всему Советскому Союзу. В конце 1935 года в продажу стали поступать первые отечественные телевизоры "Т – 2", которые их изобретатель инженер А..Я. Брейтбарт назвал "дальновид". За год было выпущено две тысячи таких аппаратов.
Конечно такое количество для огромной страны не более чем эксперимент. Их не было даже в Кремле, где телевидение рассматривалось высшим руководством страны как очередная военная разработка, далекая от завершения.
Что же тогда говорить о простом народе?
В культовом фильме "Место встречи изменить нельзя" есть такая сцена. Фотограф Гриша Ушивин по прозвищу "Шесть на девять" рассказывает товарищам о новом чуде техники – телевизоре, а те не верят и поднимают его на смех.
Действие происходит в сентябре 1945 года и не в провинции, а в Московском Уголовном розыске – организации достаточно "продвинутой",
Так родился один из стереотипов о том, что телевидение в СССР появилось где – то к концу пятидесятых годов прошлого века. На самом деле, с созданием в 1934 году при Всесоюзном радиокомитете отдела телевидения, образовалась новая отрасль Народного хозяйства, которая имела мощную поддержку.
Не на уровне Кремля, а рангом ниже, но не менее влиятельным Народным комиссариатом внутренних дел – НКВД, а также ведомствами обороны и связи. В 1938 году заканчивается строительство телецентра на улице Шаболовка, прямо под "Шуховской" башней.
Здание, ставшее впоследствии основой для типового проекта телецентров, возведенных в конце пятидесятых годов во всех региональных, республиканских и областных центрах Советского Союза, не имело аналогов в мире.
Еще до завершения строительства, начиная с 1937 года, отсюда началось регулярное телевизионное вещание. Новая, перспективная отрасль заработала в полную силу.
Чем же уникальна "Шаболовка"?
Например, в США в то время рынок телевещания уже был поделен между несколькими компаниями, руководство которых относилось к новому средству связи настороженно, стараясь вкладывать в него как можно меньше. При этом цены на телевизионную рекламу были непропорционально высокие.
В итоге, чтобы получить хоть какую – то прибыль, на каждую передачу собирали "с миру по нитке". Арендовались маленькие тесные необорудованные помещения, а о проблемах передачи сигнала из этих "студий" я уже и не говорю.
В итоге, рекламодатели отказывались от услуг телевидения, и новая отрасль быстро теряла популярность, не успев ее приобрести.
В СССР подход был совершенно иной. Здание на Шаболовке имело только один съемочный павильон – на телевидении он называется "студия". Но его оборудование было намного лучше американского.
Здесь, на Шаболовке, разместился телецентр, который выпускал "изделие" от начала до конца. В здании было достаточно места и для творческих работников – редакции, гримерные, студия, а также для громоздкого телевизионного оборудования. Тут же рядом, на "Шуховской" башне разместились передатчики.
И все же телевидение пока еще продолжало оставаться одной из экспериментальных разработок на стадии перехода к производству.
Широкие слои населения СССР начали приобщаться к этому чуду где – то к концу сороковых годов двадцатого века. Тогда в средствах массовой информации началась широкая компания по пропаганде нового "средства пропаганды". И, главное, был налажен выпуск отечественных телевизионных аппаратов "КВН – 49", рассчитанных на массового покупателя.
В пятидесятые годы в Москве уже было более ста тысяч телеприемников. Зрителей же – намного больше.
"На телевизор" собирались к его владельцу соседи по квартире, этажу, подъезду, дому. Приходили со своими стульями и, в течении нескольких часов, не отрывали взгляд от экрана, точнее "линзы", наполненной водой. Этот "прибор" позволял немного увеличить изображение на крохотном экране.
Смотрели все подряд. Иногда на "линзу" надевали прозрачный пластик с тремя полосами – красной, желтой и зеленой. Были возможны варианты. Так создавалась иллюзия "цветного телевидения".
Кстати о последнем. Несмотря на многократное увеличение объема вещания, телецентр на Шаболовке проработал до 1967 года, обеспечивая выпуск нескольких ежедневных программ.
После завершения строительства комплекса в Останкино, старый телецентр продолжал функционировать, но в несколько ином виде. Отсюда начались трансляции передач цветного телевидения. Пока тоже на стадии эксперимента.
7 ноября 1967 года состоялась первая передача цветного телевидения с парада войск на Красной площади в Москве.

В московском Политехническом музее выставлен также первый Советский цветной телевизор, созданный в сороковые годы прошлого века. Это прибор, собранный на стадии эксперимента.
Первые отечественные цветные телевизоры для массового зрителя появились в продаже в конце 1967 года. Их выпускали на Московском электроламповом заводе и на объединении имени Козицкого в Ленинграде.
Столичный телевизор модели "Рубин – 401 – 1" внешне ничем не отличался от своих черно – белых собратьев. Только стоимостью.
1200 рублей в ценах 1961 года – огромные деньги. Но мой сосед, радиолюбитель – фанат, отказывая себе во всем, все - таки скопил эту сумму.
Цветной телевизор – была его мечта, с которой он ложился спать и вставал рано утром. Аппарат покупался в Москве и отправлен поездом в наш провинциальный город.
Встречать необычный груз отправился почти весь наш, отнюдь немаленький, дом. Адресату выдали большой фанерный ящик, внутри которого, как в матрешке, оказался еще один, связанный с первым специальными пружинами.
Вот в такой "капитальной" упаковке телевизор был доставлен домой.
Дальше все происходило по схеме – купил, включил, не работает. Так в народе называли телевизоры модели "КВН", те самые, которые смотрели всем домом.
Но мой сосед все – таки был настоящий фанат. В его руках аппарат заработал.
Этот телевизор стал третьим в нашем городе. Первые два находились на телецентре. А третий – у нас за стенкой. Поэтому на ежедневный "соседский просмотр" в нашей коммунальной квартире собиралось, столько желающих, что впору можно было открывать кинотеатр.
Сначала "цветная" программа выходила как отдельная передача. Десять, двадцать, тридцать минут непрерывного показа цветов фантастических расцветок, документальный, а за ним – короткий игровой фильм. Вот и вся "Программа цветного телевидения".
А что же мой сосед? Третий в городе телевизор проработал ровно год. Не помогло и обращение на завод – изготовитель.
В ответном письме, за красивыми фразами четко просматривался "совет" – выбросить этот "агрегат" и купить "нормальный", черно – белый телевизор.
А гарантийный срок? О чем вы говорите! Тогда такого понятия не существовало.
Но мой сосед все – таки был настоящий фанат своего дела. Из деталей, найденных на свалке или купленных в магазине "Юный техник", он собрал, уже четвертый в нашем городе, цветной телевизор. По – моему этот "аппарат" работает и сегодня.

Останкино – улица Академика Королева, 12

Телевизионный комплекс на улице Академика Королева пришел на смену старому Московскому телецентру на Шаболовке, который уже не мог обеспечить непрерывно растущие потребности Центрального телевидения Союза Советских социалистических республик.

Строительство телевизионного технического центра "Останкино" началось в апреле 1964 года и продолжалось шесть лет – рекордные сроки для возведения проектов подобного масштаба.
Сегодня он обеспечивает выход телевизионных и радиопрограмм в круглосуточном режиме и по праву носит звание мирового технического эксперта в области телевидения.
Останкинский передающий центр – ОПЦ - состоит из двух крупных комплексов: аппаратно- студийных блоков, входящих в Телевизионный технический центр (ТТЦ) и Телевизионной радиопередающей станции (ОРПС) с антенной башней высотой 500 метров.
Этот телецентр строился для двух ведомств - заказчиком ТТЦ было Гостелерадио СССР, заказчиком ОРПС - Министерство связи СССР.
Комплекс в Останкино сегодня является крупнейшим в мире предприятием такого типа, а его антенная башня – одно из самых высоких в мире сооружений.
Немного истории.
В соответствии с планируемым строительством в 1950 - 1960 годах телецентров во многих городах СССР и междугородних линий связи для передачи в них из Москвы программ Центрального телевидения, группа специалистов в области телевизионного вещания представила, еще в 1953 году, предложение о необходимости строительства в Москве многопрограммного телецентра, состоящего из 15 - 20 студий, с мощными блоками видеозаписи для производства телефильмов и внестудийного вещания, а также передающей радиостанции на 10 -15 радиоканалов с антенной башней высотой 500 метров.
По тем временам только такая антенна могла бы обеспечить уверенный прием радиопередач ОРПС на расстоянии не менее 120 км от Москвы.
На проект антенной башни был объявлен Общесоюзный конкурс. Случайно о нем узнал из объявления в утренней радиопередаче известный специалист в области высотных сооружений треста "Стальконструкция", доктор технических наук Николай Васильевич Никитин, решивший представить на конкурс свой вариант.
Проект Н.В.Никитина представлял конструкцию из отдельных железобетонных конусообразных блоков, поставленных друг на друга и находящихся в напряженном режиме, создаваемом натяжением стальных тросов. Эта конструкция оказалась гениально простой, имеющей красивый внешний вид, не требующей длительных сроков для изготовления блоков и их монтажа на площадке.
Проект завоевал первое место и был принят для строительства. Башня Н.В.Никитина построена в рекордно короткие сроки, а автор был за этот проект награжден Ленинской премией.
Останкинский передающий центр введен в эксплуатацию 24 октября 1967 года.
Первая программа Центрального телевидения становится Общесоюзной и принимается на 97 % территории СССР, еще две программы телевидения покрывают 92 % территории, а три программы принимаются на 45 % территории.
На Телевизионном техническом центре были созданы мощные средства видеозаписи на магнитную ленту. Программы Центрального телевидения СССР регулярно рассылались на телецентры многих городов, где они передавались зрителям в удобное местное время.
В СССР было образовано пять зон телевизионного вещания.
Зоны 1, 2, 3, 4 имеют сдвиги времени на два часовых пояса, зона 5 - на три часовых пояса, то есть на плюс 8, плюс 9 и плюс 10 часов.
1 января 1982 года в СССР была введена вторая Общесоюзная программа телевидения с охватом 77 % территории, включая Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию и Урал.
В 1990 году в СССР действовали 124 программных телецентра, 700 мощных телевизионных радиостанций, несколько десятков тысяч маломощных телевизионных ретрансляторов. Приемный парк имел более 100 млн. телевизоров.
Все программы были цветными. Для передачи сигналов телевизионных программ из Москвы в другие города СССР была построена сеть междугородних линий связи - кабельных и радиорелейных.

Телевидение и космос
Еще в 1945 году английский писатель – фантаст Артур Кларк опубликовал научную статью о передаче телевидения через геостационарные спутники связи для покрытия больших территорий.
В 1960 году состоялись трансляции в сеть телевизионного вещания изображений собак Белка и Стрелка с борта космического корабля.
12 апреля 1961 года было передано из космоса телевизионное изображение Ю.А.Гагарина – первого космонавта СССР.
Началом космовидения считается август 1962 года. В этом месяце состоялась передача с борта космических кораблей телевизионных изображений космонавтов - В.Николаева, П. Поповича и В.Терешковой.
23 апреля 1965 года был запущен искусственный спутник Земли "Молния", часть оборудования которого служила для передачи цветного телевидения из Москвы во Владивосток и обратно.
В 1966 -1967 годах введена в эксплуатацию система приемных земных станций "Орбита" для передачи программ Центрального телевидения СССР в районы Средней Азии, Крайнего Севера и Дальнего Востока.

Останкинская телебашня
Начиная с 1948 года, телевизионные программы транслировались через антенны, поднятые на "Шуховскую" башню. Со временем потребовалось увеличить число программ, улучшить качество телевизионного сигнала и расширить зону уверенного приема телевизионных и радиовещательных программ с 50 - 60 до 120 километров от Москвы.
В результате конкурса на телебашню был выбран проект доктора технических наук Н. В. Никитина. В последующем проектировании и строительстве принимали участие 33 проектные организации, 40 специализированных строительно-монтажных управлений и десятки заводов-изготовителей со своими конструкторскими бюро.

Работы по возведению телебашни начались летом 1960 года, а весной 1961 были приостановлены - возникли сомнения в надежности грунта под фундаментом. Строительство возобновилось летом 1963 года.

Воздвигнутая железобетонная башня представляет собой пустотелую коническую оболочку с сильно развитым основанием.
Эта оболочка сооружена из монолитного бетона, армированного двойной сеткой из стержней периодического профиля. Стены по всей высоте ствола обжаты 149 предварительно напряженными канатами, крепящимися к стене через каждые семь метров.
Впервые в мировой практике все помещения радиотелевизионной передающей станции разместились внутри башни, а не рядом с ней. Это открыло свободный доступ к вестибюлю, расположенному на стилобате под десятью железобетонными опорами-ногами.
Внутри ствола по всей его высоте разместились шахты инженерных коммуникаций и лифтовые, а также металлическая лестница, связывающая между собой все этажи башни. Оставшееся свободное пространство являлось резервом для дальнейшего развития радиотехнических служб.
Общесоюзная радиотелевизионная передающая станция создавалась как объект многоцелевого назначения со сложным оборудованием. Она включала в себя телевизионные передатчики, рассчитанные на демонстрацию одновременно пяти программ черно-белого или цветного телевидения со звуковым сопровождением на одном или двух языках и с перспективой развития до семи программ, станцию приема и коммутации восьми программ от передвижных телевизионных станций и стационарных телевизионных трансляционных пунктов; центральную станцию для радиотелефонной связи с подвижными объектами в зоне до 60 км от башни.
Основное оборудование передающих станций со всеми техническими службами расположено на 16 этажах нижней конической части сооружения, но часть аппаратных находится на отметках 348,6 и 353,1 м вблизи передающих антенн.
Технические помещения изолированы от посетителей, имеют отдельный вход и дополнительный доступ по подземному переходу.
Главный зал телевизионных передатчиков находится на пятом этаже и освещается через десять круглых окон диаметром 4,5 метра.
Большие размеры зала позволили оборудовать четыре кабины для контроля передачи телевизионных программ. Ограждающие конструкции кабин из алюминия и стекла являются одновременно надежным экраном, защищающим технический персонал от воздействия электромагнитного поля.
Помимо своего основного назначения, башня является и туристическим объектом. Три скоростных лифта поднимают посетителей на смотровые площадки, самая высокая из которых находится на отметке 337 метров. В хорошую погоду можно подняться по двум ажурным лестницам на открытый балкон, расположенный на отметке 340,8 метров.
Эта смотровая площадка также служит и вестибюлем ресторана "Седьмое небо". Здесь размещаются гардеробы, входы в лифтовые холлы, медицинская комната и санузлы.
Отсюда посетители спускаются по лестнице на один из трех этажей ресторана. В каждом его зале по 24 четырехместных столика, установленных в один ряд вдоль наружных окон по кольцу радиусом 9,2 метра.
Для обзора панорамы города кольцо со столиками делает вокруг оси башни 1-3 оборота в час. Все три зала имеют одинаковую планировку. Технологическое и торговое оборудование установлено по внутреннему кольцу, примыкающему к стволу башни.
Для обеспечения пожарной безопасности во всех помещениях башни для отделки интерьеров, для оборудования и мебели применялись только негорючие материалы - гранит, мрамор, анодированный алюминий, штампованный металл, нержавеющая сталь, чеканная медь.
Это спасло десятки людей во время пожара 2000 года.
Кроме смотровой площадки на отметке 337 метров, ниже имеются еще две - на отметках 147 и 269 метров. С этих площадок можно осматривать панораму города при низкой облачности, закрывающей верхнюю часть сооружения.
27 августа 2000 года на башне вспыхнул пожар, унесший жизни двух человек. Его причиной, по-видимому, явилась перегрузка силового и фидерного оборудования. Более точных данных нет. Результаты расследования до сих пор не опубликованы.
После реконструкции высота Останкинской телебашни достигнет 562 метра, и она снова станет самой высокой в мире. Высота увеличится на 22 метра за счет замены флагштока на дополнительные антенны.
С момента завершения строительства Останкинская башня становится символом не только Москвы.
Для всего мира это сооружение служит доказательством мощи страны, которая смогла воздвигнуть такой уникальный объект. Даже и сегодня, через сорок с лишним лет, в мире трудно найти что – то подобное.
Останкинская башня – это памятник человеческому гению, показатель его безграничных возможностей.
Кстати, многие гости столицы, никак не связывают саму башню с телевидением.
Для них это очередная московская достопримечательность, грандиозность которой в сегодняшней столице России, никого уже не удивляет.

Ностальгия

По моему мнению, символом Центрального телевидения СССР, того, которое закончилось вместе с распадом великой страны, были его дикторы.

Трудно поверить, но примерно до середины пятидесятых годов эта должность отсутствовала в штатном расписании телевидения. По мере необходимости дикторов брали "напрокат", с радио.
Такое положение создавало определенный балаган. Ведь, если к тому времени на радио уже большая часть передач шла в записи, то на телевидении царствовал "прямой эфир".
Таким образом, отсутствие или опоздание даже одного участника передачи могло иметь серьезные последствия.
Первыми чисто телевизионными дикторами стали Нина Кондратова, Ольга Чепурнова и Валентина Леонтьева. Через некоторое время количество дикторов увеличилось настолько, что был создан специальный отдел.
Он проработал до начала девяностых годов, а потом был закрыт. Причем закрыт, скажем так, не очень хорошо, что в переводе означает – отдел ликвидирован, персонал разогнан.
Наступали новые времена. Еще до ликвидации дикторского отдела, часть передач стали вести не дикторы, а тележурналисты.
В годы горбачевской "перестройки" для народа они становились символами свободы слова. Так, по крайней мере, думала центральная Власть, бросившая эту "кость" своим гражданам.
"Новым" ведущим "позволялось" говорить немного больше, чем раньше, одеваться более "демократично", что в то время хорошо смотрелось на фоне строгих "советских" дикторов. Однако вся эта "свобода слова" моментально пресекалась в тот момент, когда ведущий пересекал определенную, установленную Властью, черту.
С тех пор, как закончилась "эпоха дикторов", выросло новое поколение телезрителей, которые даже и не знают, что это такое.
Сегодня среди ведущих различных информационных программ и ток – шоу немало отличных, высококвалифицированных специалистов. Но иногда, слушая, как ведет программу очередная "однодневка", поневоле начинаешь ностальгировать по "добрым советским временам".
Старейший диктор Центрального телевидения СССР Валентина Леонтьева имела в стране невероятную популярность. Уже в то время она не только читала, утвержденные в десяти инстанциях, тексты, но и вела программы, прототипы современных ток – шоу.
Валентина Леонтьева была "своей" почти у каждого телезрителя, независимо от возраста. В передаче "Спокойной ночи, малыши" – для детей, "От всей души" – для ветеранов, в программе "Эстафета новостей", впоследствии "Время" – почти для всего населения огромной страны.
"Королева прямого эфира" в своей книге воспоминаний так описывает "телевизионную кухню" тех лет.
"Телевидение начинало свои передачи в 19 – 00. В утренние и дневные часы шли репетиции. А часа за два до эфира наступало затишье. Только техники настраивали камеры, занимались профилактикой в аппаратных. Весь остальной многоликий телевизионный суетный мир как – бы растворялся.
В фойе, в коридорах ни души, буфет закрыт на перерыв. Жизнь не замирала только в редакционном и управленческом корпусе".
Начало шестидесятых годов прошлого века считается самым успешным периодом в истории Центрального телевидения СССР.
Сегодня просто трудно представить, что программы, которые многие помнят до сих пор, были созданы в эти последние годы работы на "Шаболовке".
Но даты первого выхода передач в эфир говорят сами за себя. "Здоровье" – 1960, "Клуб кинопутешествий" – 1960, "КВН" – 1961, "Эстафета новостей", ныне программа "Время" – 1961, "Голубой огонек" – 1962, "Музыкальный киоск" – 1962, "Кинопанорама" – 1962, "Сельский час" – 1963.
И все это в прямом эфире, в условиях "Шаболовки", где график работы "Большой студии" – "А" был расписан по минутам.
Фантастика! А, может быть, люди и не знали, что можно работать в других условиях?
Пройдет всего несколько лет и, уже тогда достаточно мощное телевизионное "государство", получит достойную материально – техническую базу мирового уровня.
А старая "Шаболовка" превратится в место для ностальгических воспоминаний.

Улица Академика Королева, 12

Среди "телевизионщиков" до сих пор ходит то ли байка, то ли анекдот о том, что первые месяцы работы в новом комплексе Общесоюзного телецентра, люди рисовали мелом на стенах стрелки, без которых было невозможно ориентироваться в гигантском здании. Скорее всего, это чистая, правда.
Официальное открытие комплекса "Останкино" было приурочено к одному из самых знаковых юбилеев Советского Союза – пятидесятой годовщины Великого Октября, а, точнее, Октябрьского переворота 1917 года, когда, пусть слабое, но законно сформированное Временное правительство, было смещено толпой "люмпенов", подогретых представителями экстремистских движений левого толка.
О перевороте, его причинах и последствиях можно долго спорить. Но для нас, выросших в годы Советской власти, существовала только одна – Великая Октябрьская социалистическая революция. Про все остальное мы не знали и особо не стремились узнать.
Сам же юбилей отмечался очень пышно. А сколько объектов было сдано к празднику.
Среди них и Общесоюзный телецентр, в который входили – Останкинская телебашня и грандиозное сооружение аппаратно – студийного комплекса, которое фактически сдавалось в эксплуатацию частями – с конца 1968 до весны 1970 года.
Советское телевидение перешло на новый уровень. Пусть простит меня читатель, но для продолжения рассказа придется привести некоторые данные. Сухие цифры, но они говорят о многом.
Общая площадь нового здания – 154 тысячи квадратных метров, что в восемь раз больше такого же показателя телецентра на Шаболовке.
В здании 2180 помещений, 20 студий, из которых 9 имеют площадь от 600 до 1000 квадратных метров, 3 студии специально предназначенных для съемок телевизионных фильмов, а также 4 аппаратно – студийных блока с полным комплектом оборудования.
Впечатляет, не правда ли?

Ностальгия – продолжение
Если мы говорим о шестидесятых годах прошлого века, как о "Золотом веке" советского телевидения, то период с 1967 по 1990 год можно назвать веком "Серебрянным".
Все новые и новые программы появлялись на телеэкране.
"Песня года" – 1971 год, "От всей души" – программа, которая выходила на экраны в течение пятнадцати лет с 1972 года.
Несмотря на жесточайший идеологический "прессинг", зрители увидели то, что невозможно было раньше – засилье голливудско – бродвейского "мусора", как его называла газета "Правда".
В 1975 – 1978 году режиссер Евгений Гинзбург снял несколько "Бенефисов" популярных артистов театра и кино. Эти программы создавались очень быстро, в фантастически короткие сроки. Режиссер торопился.
При существовавшем в то время порядке приоритетов, съемки могли прекратить в любую минуту. Вообще непонятно, как "такое" могло быть "изготовлено" в стенах одного из главных идеологических центров страны.
Евгений Гинзбург выпустил четыре "Бенефиса" – Савелия Крамарова, Ларисы Голубкиной, Сергея Мартинсона и Людмилы Гурченко.
Дальше – больше. В 1976 году на телевизионных экранах появляется один из первых отечественных видеофильмов – "Волшебный фонарь".
Этим фильмом режиссер преподнес своим зрителям прекрасный подарок – стилизации "битловских" песен, мелодии из фильмов "Крестный отец" и "Иисус Христос – суперстар". В общем – сплошная "крамола".
Времена меняются. Фильм с "крамольной" музыкой получает премию на Венецианском кинофестивале 1976 года.
Так Центральное телевидение СССР постепенно выходит на международный уровень.
Кстати, фильм "Волшебный фонарь" снимался по заказу Евровидения, а советский зритель мог его посмотреть, только, один раз, в самое неудобное время – поздно, ночью в середине рабочей недели.
Нужно сказать, что запрета на исполнение этой музыки не существовало. Но, неофициально, их предлагалось не включать, ни в одну концертную программу.
Нарушившему этот запрет грозила "ссылка", то есть отлучение от выступлений в программах не только телевидения, но и радио.
И практически прекращалась концертная деятельность в пределах Москвы и других "режимных" городов.
Так, в 1962 году был наложен запрет на выступления Майи Кристалинской. За что? За исполнение в одном из новогодних концертов песни "В нашем городе дождь".
По мнению художественного совета, принимавшего каждую программу, в такую праздничную ночь певица не имела права исполнять в "прямом эфире" "грустную песню", вычеркнутую из утвержденного списка.
Отлучение от экрана становилось для многих артистов, особенно "звездного уровня", самой настоящей катастрофой. Их начинали забывать зрители, значительно реже приглашали на выступления. Не только в Москве, но и в других городах.
В стране с высоким уровнем централизации, столичный "изгой" моментально оказывался "изгоем" и в провинции.
Для "звезды" такое наказание становилось не только "ударом" по самолюбию, но имело и финансовые последствия. Еще недавно известный всей стране артист, не привыкший считать деньги, сегодня собирает копейки, чтобы купить что – то из еды, а чаще выпивку. Некоторые не выдерживали – спивались, кончали жизнь самоубийством или просто умирали, покинутые всеми.
К сожалению, таков он, шоу – бизнес. Выживает сильнейший. Это аксиома. Она актуальна и сегодня, только отношения перешли на совершенно другой уровень.
Поэтому все, что происходило тогда, а далекие семидесятые, можно вспоминать с изрядной долей ностальгии.
Действительно, Центральное телевидение семидесятых годов, в какой – то мере приближалось к понятию "шоу".
Главная редакция музыкальных программ имела среднемесячный объем вещания – 86 часов. Примерно половина его приходилась на эстраду.
Особенно зрители любили программу "Мелодии и ритмы зарубежной эстрады", которая выходила в эфир в новогоднюю ночь после окончания традиционного "Новогоднего голубого огонька".
Примерно к трем часам утра, когда большая часть зрителей находилась, в лучшем случае, в полусонном состоянии, на экранах появлялось самое настоящее красочное шоу "западного" типа. Особенностью этой программы было то, что снималась она не где – то за границей, как нам говорили, а в студиях Останкинского телецентра. Включая знаменитый балет берлинского "Фридрихштадтпаласт".
Среди этих, фальшивых "западных" видеоклипов прятались оригинальные - "Абба", "Бони – М" и прочая "не наша" эстрада.
Эти сложные игры сегодня трудно объяснить современному телезрителю.
В данном случае решались сразу два вопроса – экономический и идеологический.
"Западу" давали понять, что советские люди имеют возможность смотреть все новинки зарубежной эстрады – это влияло на положение СССР в международных профессиональных организациях и на фестивалях.
С другой стороны, показ "оригинальных" видеоклипов частями, в неполном объеме да еще в сопровождении "варьете" из Германской Демократической республики, давал возможность советскому телевидению не выплачивать гонорары тому же "Бони – М" на вполне законных основаниях.
Конечно, схема была сложнее, но в целом все выглядело примерно так. Несмотря на относительно большое количество музыкальных программ, основную часть сетки вешания вплоть до конца восьмидесятых годов занимали идеологические передачи и, как их продолжение, информационные программы с пропагандистской начинкой.

Программа "Время" и вокруг нее
В первый день 1968 года состоялась премьера новой информационной программы "Время", которая сменила "Эстафету новостей". Поначалу она была ограничена строгими временными рамками – тридцать минут, пять раз в неделю.
Многое в этой программе было новаторским. Прежде всего, ее формат.
Выпуски новостей, к которым привыкли зрители, продолжались не более пятнадцати минут и вел их серьезный, строго одетый диктор.
Такая подача пропагандистского материала стала раздражать людей и, тем самым, снижать ее воздействие на народные массы.
Программа "Время" состояла из десяти – пятнадцати информационных блоков – новости, политические сюжеты, культура, спорт и так далее.
Эта передача стала центром ежедневного телевизионного вечера. Благодаря высочайшей квалификации всех участников программы, она, сохранив пропагандистскую основу, превратилась в своего рода шоу, при этом имея имидж серьезной аналитической передачи.
Сколько раз мне доводилось видеть такую картину.
В холле гостиницы в российской "глубинке", там, где находился телевизор, обычно было пустовато. Но к девяти часам вечера, началу программы "Время", собиралась большая часть постояльцев.
Люди приходили со своими стульями, заранее и, главное, абсолютно добровольно. Такое воздействие на народ могли организовать только специалисты высокой квалификации.
Передачи Главной редакции пропаганды по времени занимали в эфирной сетке последнее место – всего 25 часов в месяц. Но добавив сюда еще 78 часов Главной редакции информации, можно себе представить, какой силы пропагандистский поток воздействовал на Советских людей.
Сегодня, когда имеется возможность смотреть передачи почти со всего мира, я часто сравниваю уровень журналистов той же CNN, SKY, BBC и прочих "монстров" информации с советскими, периода семидесятых – восьмидесятых годов прошлого века.
Конечно профессионализм работников этих корпораций очень высокий, но, по – моему, некоторые журналисты – международники Центрального телевидения СССР были намного квалифицированней. Особенно при подаче материала, где все перевернуто с ног на голову.
Передачи "Международная панорама" и "Девятая студия" имели очень высокий, как сейчас говорят, рейтинг. На той же CNN мне не попадались журналисты уровня Леонида Зорина, Генриха Боровика, Александра Бовина.
А с каким интересом смотрелась передача с длинным названием "Беседа на международные темы политического обозревателя газеты "Правда" Ю. А. Жукова". И, хотя большая часть зрителей примерно представляла себе, какие будут вопросы и ответы, программа Ю. А. Жукова смотрелась как настоящий, аналитический детектив.
Это был "высший пилотаж" журналистики.
"Серебряный" век Центрального телевидения СССР выгодно отличается от "Золотого" тем, что, сохранив лучшие, наиболее популярные, программы прошлого десятилетия, добавил много новых развлекательных передач.
Но все же, если сравнить экран телевизора сегодня и в семидесятые годы, то увидим на первом калейдоскоп ярких красок, а на втором преимущественно серый цвет.
Теперь трудно уже сказать, какой из них лучше.





Телевидение и Олимпиада - 80
Известно, что рейтинги каналов, транслирующих Олимпийские игры, вырастают в несколько раз, их прибыли от продаж рекламного времени исчисляются миллионами долларов.
Олимпийские игры - событие и спортивное, и политически важное и они не могут обойтись без ТВ, а телевидение не может не уделять им самого пристального внимания.
Ещё в 1936 году во время Олимпийских игр в Берлине состоялась первая трансляция этих соревнований. Игры показывали в общественных телесалонах, оснащенных, по последнему слову техники - двумя телевизорами с квадратным экраном размером 25x25 сантиметров.
Тогда Олимпиаду по телевизору смогли посмотреть 160 тысяч зрителей из Берлина и близлежащих городов.
Естесcтвенно, что такой технический прорыв не смог остаться незамеченным. Успех телетрансляций с Олимпиады 1936 года в Берлине привел к тому, что многие страны начали активно заниматься развитием телевидения.
Так и в Советском Союзе велась работа над грандиозным планом телефикации всей страны.
Центральным объектом предполагалось сделать высотный Дворец Советов, который мог бы выполнять функции телепередающей станции. Из-за Великой Отечественной Войны проект был заморожен, возобновлен лишь более чем десять лет спустя, а его центральным объектом стал Общесоюзный телецентр в Останкино.
Внимательно изучали трансляции с Олимпиады-1936 и японцы, которым предстояло принимать игры в 1940 году.
Для этого в Германии работала большая группа японских специалистов. Но война и им смешала все планы:
Токио стал Олимпийской столицей лишь в 1964 году. К этому времени японцами был подготовлен сюрприз для зрителей - Олимпиаду смогли смотреть не только жители Страны восходящего солнца. Через спутник связи удавалось передавать 3-4 часовые трансляции на Европейский материк.
Однако это был не первый опыт сотрудничества телевидения с Олимпийским комитетом. В 1960 году соответствующие права были проданы за 60 000 долларов во время Олимпиады в Риме.
Первой по-настоящему "телевизионной" стала Олимпиада 1968 года в Мехико, где совместными усилиями "Интервидения" и "Евровидения" была организована трансляция единой программы для телекомпаний всех стран-членов этих вещательных союзов.
К проведению трансляций Московских XXII Олимпийских Игр в Останкино был построен специальный Олимпийский теле радиокомплекс (ОТРК) и Олимпийский коммутационный центр (ОКЦ).
ОТРК имеет 22 телевизионных студии и Центральную аппаратную на 180 входов и 480 выходов.
Во время проведения Олимпиады - 80 работали 300 телевизионных камер, 70 ПТС, 200 видеомагнитофонов.
Ежедневно здесь создавались 20 телепрограмм.
Семь - для стран "Евровидения", семь - для стран "Интервидения", шесть - для США, Канады, Японии, Австралии, Латинской Америки. Через геостационарные спутники связи передавались 14 программ, а по наземным линиям - 6 программ.
На экранах телевизоров игры Олимпиады-80 наблюдали 2.5 миллиарда телезрителей.
Эти и без того фантастические показатели могли быть и выше, если бы не бойкот, введенный странами Запада и США в ответ на вторжение советских войск в Афганистан в 1978 году.
Но, несмотря, ни на что, размаху, с которым была проведена Московская Олимпиада, до сих пор в мире нет аналога.

3 октября 1993 года – воскресенье

Антиельцинский Путч. Хроника одного дня

В 14 - 00 состоялся разрешённый Моссоветом митинг в поддержку Верховного Совета на Октябрьской площади.
Когда собралось несколько тысяч человек, поступила информация, что в последний момент проведение митинга на Октябрьской площади запрещено мэрией Москвы.
ОМОН предпринял попытку заблокировать площадь. Появились призывы перенести митинг на другое место.
Начальником ГУВД Москвы принято решение направить на Октябрьскую площадь резерв из 350 солдат внутренних войск, который прибыл в 14 – 50 и выставил войсковую цепочку. Она продержалась 5-7 минут, после чего была смята. Из 12 автомашин 10 было захвачено. Остальной личный состав оттеснён толпой по Садовому кольцу.
В 15 - 00 Александр Руцкой с балкона Дома Советов призвал народ начать штурм мэрии и телецентра в Останкино.
Александр Руцкой:
— Прошу внимания! Молодёжь, боеспособные мужчины! Вот здесь в левой части строиться! Формировать отряды, и надо сегодня штурмом взять мэрию и "Останкино".
— Ура!
РусланХасбулатов:
— Я призываю наших доблестных воинов привести сюда войска, танки для того, чтобы штурмом взять Кремль и узурпатора, бывшего преступника Ельцина…
В 15 - 25 участники демонстрации, прорвав оцепление из сотрудников милиции и внутренних войск на Крымском мосту, захватив в качестве трофеев алюминиевые защитные щиты и резиновые палки милиционеров, прошли многотысячной толпой по Садовому Кольцу и Новому Арбату до Дома Советов.
При прорыве получили ранения 2 сотрудника ОМОН.
По пути в районе Смоленской площади участники шествия разбили стёкла троллейбусов. Демонстранты были обстреляны ОМОНом, отступившим к зданию мэрии. Результат - 7 убитых, десятки раненых. Кроме того, погибли 2 сотрудника МВД. Один из них — полковник, пытавшийся запретить войскам стрелять.
В 16 - 00 Б. Н. Ельцин подписал Указ о введении чрезвычайного положения в Москве.
У Белого дома состоялся митинг, на котором Руцкой призвал демонстрантов взять штурмом здание мэрии и телецентр в Останкино. Руслан Хасбулатов на том же митинге призвал штурмом взять Кремль и заключить Ельцина в Матросскую тишину.
С 16 - 00 толпа под предводительством Альберта Макашова в течение получаса захватила здание мэрии на Новом Арбате, 36.
Толпа в вестибюле встречает улюлюканием захваченных в здании людей, их пинают и плюют в лицо.
ОМОН и внутренние войска отступили, оставив военные грузовики с ключами в замках зажигания, а также гранатомёт.
С этого времени и до самого раннего утра 4 октября на улицах в центре Москвы, в частности на примыкающих к Дому Советов России, не было ни войск, ни сотрудников милиции, которые предпочли не вмешиваться в происходящее.
Демонстранты, возглавляемые Анпиловым и Макашовым, двинулись в сторону телецентра в Останкино. Часть из них поехали через весь город на оставленных внутренними войсками у мэрии грузовиках, ни один ие был остановлен.
Сотрудники ГАИ пытались выставить противотанковые ежи на окрестных улицах - на пересечении Новомосковской улицы и проезда Дубовой рощи, Ботанической улицы и 1-ой Останкинской и других, но было уже поздно. Колонна беспрепятственно проследовала по главной дороге — улице Академика Королёва.
В 17 - 00 защитники Дома Советов, прибывшие в "Останкино", потребовали предоставления им прямого эфира.
Около 20 человек из них были вооружены автоматами, кроме того, у них был один ручной противотанковый гранатомёт РПГ-7, оставленный внутренними войсками.
С целью добиться предоставления "прямого эфира" для руководства Верховного Совета, по распоряжению и. о. Президента Российской Федерации А. В. Руцкого к телецентру "Останкино" была направлена автоколонна сторонников Верховного Совета, возглавлявшаяся уполномоченными для ведения переговоров с руководством и охраной телецентра народным депутатом Российской Федерации И. В. Константиновым и генерал-полковником А. М. Макашовым.
Вслед за автоколонной к телецентру направилась многочисленная пешая колонна демонстрантов. Для обеспечения охраны при переговорах и поддержания порядка среди демонстрантов в составе автоколонны находились 16 членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, имевших при себе оружие и подчинявшихся А. М. Макашову.
Насильственного захвата телецентра "Останкино" не планировалось.
По мнению Руслана Хасбулатова, действия лиц, призвавших защитников Дома Совета отправиться на штурм телецентра "Останкино" носили провокационный характер:
В 18 - 00 Борис Ельцин подписал указ об освобождении Александра Руцкого с должности вице-президента России и об увольнении его из армии, а также указ о введении в городе Москве режима чрезвычайного положения.
В 19 - 00 здание телецентра охраняют около 480 сотрудников милиции и внутренних войск, представлявших различные подразделения — от хорошо экипированного различными видами вооружений отряда спецназа «Витязь» и ОМОН до солдат одной из войсковых частей внутренних войск, не имевших никакого оружия, кроме резиновых палок.
Совершенно определённо можно сказать, что те подразделения и милиции, и внутренних войск, которые по приказу руководства заняли посты в Останкино, не выполнили своих обязанностей постовых, поскольку пост священен и поскольку там было достаточно сил и средств, чтобы не допустить того, что они называют штурмом.
Машина, которая колотит стекла в здании. Ее легко было остановить — и не нужно стрелять по толпе, по людям.
Можно было расстрелять радиатор, колеса. И тогда люди бы не пошли на штурм.
Не думаю, что они были обязаны стрелять по толпе, по журналистам, по медикам.
Командовать обороной прислали заместителя командующего внутренними войсками — генерал-лейтенанта. Но — заместителя по кадрам.
Будь там другой заместитель — по боевой подготовке, по оперативной работе, с опытом другой работы — не по кадрам, события развивались бы по другому сценарию.

Митингующие в течение двух с половиной часов проводили стихийный митинг возле телецентра, требуя предоставить им прямой эфир.
В 19 -30 генерал Альберт Макашов потребовал от военных, находившихся в "Останкино", сложить оружие в течение трёх минут. Здание на тот момент, охраняли около 1200 военнослужащих, 6 БТР, 105 бойцов отряда спецназа "Витязь" и 110 сотрудников управления охраны. По истечении срока ультиматума "боевики Макашова" обстреляли здание из гранатомёта, оттуда был открыт ответный огонь.
Сподвижники Макашова предприняли попытку проникнуть внутрь. Грузовиком они таранят двери здания на улице Академика Королева,19, в котором расположены студийные аппаратные программы «Время» Первого канала телевидения.
Сразу после этого выстрелом с крыши одного из зданий был ранен один из митингующих, затем произошёл взрыв у пролома на месте дверей, осколками были ранены стоявшие рядом демонстранты и одновременно внутри здания среди бойцов "Витязя" произошёл взрыв неустановленного взрывного устройства, во время которого погиб рядовой спецназа.
Попробуй там, в темноте, различить, кто журналист, а кто боевик. Все эти лица стали жертвами шквального огня вначале. Потом стрельба велась одиночными и прицельно — лишь по вооружённым людям. Команда была такая: уничтожать только тех, кто с оружием.
Внутри телецентра был застрелен видеоинженер АСК-3 Сергей Красильников.
В 19 - 12, после взрыва, спецназ и БТРы начали вести огонь из автоматического оружия по толпе, собравшейся у телецентра, что привело к гибели по меньшей мере 46 человек, среди которых было несколько журналистов.
Первым погиб оператор германской телекомпании ARD Рори Пек, снимавший возле входа в телецентр.


В 19 - 26 диктор "Останкино" объявил о прекращении программы, сославшись на то, что первый этаж телецентра захвачен. Телерадиовещание всех компаний из "Останкино" было прекращено, в эфире остался лишь телеканал государственного Российского телевидения, чья эфирная студия располагалась в другом районе Москвы.
В 20 - 10 атака сторонников Верховного Совета на телецентр в Останкино прекратилась.

А что сейчас?
Для ответа на этот вопрос предлагаю вернуться в день сегодняшний и совершить небольшую виртуальную прогулку по Останкинскому телецентру. Встречаемся в бюро пропусков около главного входа.
Кстати о пропусках.
Много лет назад было у меня необычное "хобби".
Кто – то собирал марки, кто – то монеты, кто – то спичечные коробки.
Мое "хобби", как ни странно это звучит – коллекционирование "звезд", как сейчас говорят, шоу – бизнеса. Нет, не открыток, которые продавались в газетных киосках, а "живьем" и, желательно, с автографом.
Вы не поверите, но сделать это было довольно просто.
В каждый свой приезд в Москву я выделял один день для поездки в Останкино.
Сразу, при входе в здание Телецентра находилось и находится сегодня бюро пропусков, а, точнее, огромный зал с множеством окошек. Эта часть комплекса по своим размерам сопоставима, разве что, с терминалами современных аэропортов. Но, несмотря на огромные размеры, служба работала с большой нагрузкой.
Слишком много гостей принимал комплекс.
"Счастливчикам", которые получали право на вход в этот загадочный мир, нужно было подняться на несколько ступенек, предъявить пропуск милиционеру – объект был режимный - и, после строгого фейс – контроля, исчезнуть в лабиринтах многочисленных коридоров.
В это странное время вход в здание был общим, независимо от "звездности". Мимо милиционера проходили все – от простой уборщицы до самой модной "звезды".
Только в случае визита очень высокопоставленной особы открывали вторую проходную, расположенную в ста метрах от первой. Все остальные заходили в здание на общих основаниях.
Конечно кроме телевизионного начальства.
Так, в течение нескольких часов, проведенных в бюро пропусков, я мог увидеть известные всей огромной стране лица так сказать, "живьем".
А, если повезет, даже получить автограф.
Вот такое странное "хобби".
Сегодня к зданию подойти нельзя. После Путча 1993 года появился забор, окружающий телецентр по периметру. Точно так же, как вокруг "Белого дома".
"Звезд" тоже уже не увидишь. Они паркуют свои автомобили внутри ограждения.
Стоянка теперь находится под усиленной охраной, ведь такую "выставку" машин самых престижных моделей нельзя оставить без надежного присмотра.
Вот не было ограды и чуть не угнали новенький джип "Чероки" у популярного телеведущего Леонида Якубовича. Угнать не смогли, но повредили хорошо.
Случилось это в "лихие девяностые" и с тех пор "качество" работы угонщиков резко выросло. Как и количество дорогих "иномарок" на парковке.
Вообще то, эта "выставка" автомобильного эксклюзива и есть первая достопримечательность в рамках нашей экскурсии.
Телецентр "Останкино" называли "государством в государстве" еще в те времена, когда здесь размещалась только одна компания – Центральное телевидение СССР.
Сегодня это выражение звучит еще более актуально.
Останкинское "натуральное хозяйство". Что это такое?
После закрытия проекта под названием "СССР", как следствие, начался распад его составляющих. В том числе и Центрального телевидения. Образовавшиеся на его месте, многочисленные небольшие компании работали на себя, отдавая часть "выручки" техническим службам.
Но выхода не было. За передачу информации нужно платить.
При этом "забывалось", что и огромное здание, то, где эти новорусские телевизионщики делали свои деньги, тоже нуждается в обслуживании и ремонте.
На поддержание комплекса в рабочем состоянии требовались средства, и не малые.
Пришлось администрации сдать часть помещений в аренду. Хорошо, что не всем подряд.
Знаменитый, запечатленный во множестве фильмов, широкий коридор первого этажа, который начинается сразу за милицейским постом, превратился в самый настоящий шопинг – центр.
Так на территории, прежде неприступного, "Останкино" появились магазины, рестораны, турагентства, парикмахерские и, далее, в том же духе.
"Останкино" перешло на самосодержание, некое подобие того, что в средние века называлось "натуральным хозяйством".
Людям, работающим в здании, можно не выходить из него месяцами и при этом не испытывать недостатка ни в чем. Ведь практически все необходимые составляющие нормальной жизни здесь имелись.
Поэтому сегодня, когда для обслуживания комплекса есть достаточно средств, "главный коридор" по – прежнему находится во власти торговли и сервиса,
Правда, магазинов здесь стало меньше, но все равно их достаточно для поддержания статуса "Государство в государстве".
Если вы обратили внимание, разные телевизионные передачи, в разделе "Координаты для связи" иногда дают адрес – Москва, улица Академика Королева, 12, а, иногда, 19. Но ошибки здесь никакой нет.
Телевизионный технический центр "Останкино" состоит из двух зданий.
Главный корпус АСК – 1, работающий с 1967 года и не менее мощный АСК – 3, построенный к "Олимпиаде – 80".
Это здание - бывший Олимпийский телерадиокомплекс и Олимпийский коммутационный центр – сильно пострадало во время Путча 1993 года.
АСК – 1 – аппаратно – студийный комплекс номер один - насчитывает тринадцать уровней, каждый из которых имеет свою специфику.
Первый этаж представляет собой тот самый шопинг – центр, о котором я уже рассказывал. Именно он, точнее его арендаторы, спасли, в свое время, этот уникальный комплекс.
Второй этаж здания, по – моему, самый главный.
Здесь находится "сердце" творческой части "Останкино" – съемочные павильоны – студии, в которых производится большая часть телевизионной продукции.
На третьем этаже размещаются аппаратные монтажа и редакции различных программ.
Четвертый этаж – технический. В общественных зданиях этот уровень обычно не имеет номера. Здесь проходят коммуникационные тоннели с трубами, необходимыми для нормальной жизнедеятельности огромного комплекса.
Пятый, шестой и седьмой – "царство тележурналистики".
Несколько следующих этажей считаются в "Останкино" "элитными".
Здесь не снимают фильмы, не делают телепередачи. Тут делают деньги. Поэтому с восьмого этажа начинается режимная зона.
Чтобы зайти сюда недостаточно пройти строгий фейс – контроль в лице милиционера. Тут действуют свои пропуска и свои отношения.
Во времена Центрального телевидения "элитным" считался не восьмой, а десятый этаж. Здесь размещалось телевизионное начальство. Но не самое высокое.
Государственный комитет по телевидению и радиовещанию – Гостелерадио СССР, находился на Пятницкой улице, в Замоскворечье. Там и была резиденция высшего руководства отрасли.
А в "Останкино" для начальства был отведен только один, десятый, этаж. И его хватало на всех, даже на "спецбуфет", в котором столовались особо избранные – высшее руководство телецентра, политические обозреватели и дикторы программы "Время".
Если в советское время начальству хватало одного этажа, даже его части, то сегодня многочисленное руководство небольших телеканалов занимает всю верхнюю часть здания телецентра – с восьмого по тринадцатый этажи.
Еще одна часть комплекса – концертная студия. Фактически это театральное здание, встроенное в нижнюю часть здания телецентра, связанное с ним, но имеющее возможность функционировать независимо от главного здания.
Здесь, как и в любом другом зале, проводятся концерты, много лет снимается традиционная передача "Песня года".
Концертная студия имеет отдельный вход, выходящий на Останкинский пруд, который вместе со вторым корпусом телецентра – АСК – 3, Останкинской телебашней и Шереметьевским дворцом создают удивительно гармоничный архитектурный ансамбль.


© Copyright: Виленский Юрий, 2012
Свидетельство о публикации №212010500263
Категория: Возвращение в прошлое | Добавил: defaultNick | Теги: останкинская телебашня, Телецентр, шаболовка, останкино
Просмотров: 1336 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: