Мир путешествий

Главная » Файлы » Оптимизм - рассказы, путеводители » Возвращение в прошлое

Москва и Будапешт - часть первая
03.04.2009, 02:10
 

  • .



  •  





    Этот рассказ написан в 2006 году.
    Тогда, через шестнадцать лет, проведенных в эмиграции, мы вернулись на "исходную точку", прекрасно понимая, что "нельзя дважды зайти в одну и ту же воду".
    Москва изменилась, как и вся страна. Где - то в лучшую, где - то в худшую сторону. Но в целом, оставшись такой же прекрасной, какой и была всегда.
    Со времени этой поездки прошло уже несколько лет. Динамика развития российской столицы настолько стремительна, что рассказ можно писать заново.
    Но нужно ли?
    Ведь ни, построенные за это время, жилые районы, огромные торговые центры, новые станции метрополитена, скоростные поезда в аэропорты, не заменят искренности первого впечатления от такого знакомого и, в то же время, совершенно чужого города.
    Поэтому давайте оставим все как было в 2006 году.

    Москва, 1990 год. Киевский вокзал, поезд на Будапешт.
    Прощай один из красивейших городов мира. Прости, но мы тебя оставляем. Наверное навсегда, потому что "железный занавес" может опуститься в любую минуту. Так мы привыкли, ведь это еще был Советский Союз, в стадии распада, но с работающей государственной машиной, тоже, правда, на последнем издыхании, но способной еще на многое.
    Мы уезжали и нам завидовали.
    Завидывали на работе, где подписывали анкету для ОВИРа, на почте, где мы платили огромные по тому времени деньги за отказ от советского гражданства, деньги, собранные от продажи имущества, накопленного годами, даже, скорее, накопленного душой, вложенной в покупку столика, вазочки, лампы. То есть продажи своей памяти, материализованной в этих вещах.
    Завидовал, по его словам, даже начальник паспортного стола, грозный майор милиции. Почти час, несмотря на большую очередь в коридоре, закрыв дверь своего кабинета, проклинал он все и вся в этой стране и тоже готов был хоть сейчас уехать отсюда куда угодно. Правда, что ему тогда мешало стать евреем, греком, турком - ведь и у нас, кроме графы в паспорте, не было ничего национального - ни на теле, ни в душе.

    Жарким летним днем 2006 года мы стояли на пустой платформе будапештского вокзала "Нюгати", одного из трех в венгерской столице. Отсюда можно было пройти прямо в огромный торговый центр "Вест энд", заполненный народом, в основном молодежью, поколением, выросшим уже не в социалистической стране, а в обыкновенной, европейской, входящей в состав Евросоюза.
    Можно сказать, что в Будапешт мы приехали впервые, но это не совсем так.
    И пришли на этот вокзал не для того, чтобы посмотреть на поезда.
    Шестнадцать лет назад, мы всей семьей вышли на эту платформу в роли, к которой не готовят заранее, а познают ее на практике, долго, долго - всю жизнь, если ее хватит. В роли эмигрантов.
    Тогда, в конце декабря 1990 года, проехав половину европейской
    части России, Киев, Львов, пограничный Чоп и половину Венгрии, мы и оказались под прокопченными конструкциями будапештского вокзала "Нюгати".


    Вся Украина, тогда еще часть советской империи, была укрыта толстым слоем снега, свежего, белого и пушистого. Но только наш поезд "Москва - Будапешт" проехал мост через пограничную реку и оказался на территории, тогда еще почти "дружественной" Венгрии, снеговой покров внезапно исчез, словно бдительные советские пограничники задержали его на своей стороне, "для выяснения".
    А через несколько часов мы уже выкидывали свои чемоданы и мешки на эту самую платформу, грязную и мокрую. Вся наша прошлая жизнь, вернее ее осколки, уместились здесь, на кусочке асфальта.
    Под усиленной охраной, тогда еще не привычной, нас вывели на привокзальную площадь и быстро загрузили в, стоящий почти вплотную к входу, автобус. Запомнились только, увиденные краем глаза, старые многоэтажные дома напротив вокзала, давно не ремонтированные и очень запущенные. Вот в глубине улицы мелькнул Дунай. Нас везли в снятое Сохнутом на время приема такой массы эмигрантов, рабочее общежитие, где - то на окраине Будапешта. В целях безопастности маршрут проходил по довольно запутанной трассе, преимущественно по окраинам. И, если даже в центре, у вокзала, было так мрачно, то что можно сказать о панорамах,открывающихся из окна автобуса, проезжавшего по самым задворкам города.
    Социалистический лагерь гнил как рыба, с головы - СССР, и этот распад уже перешел на его восточноевропейских васссалов.
    Правда здесь, в Венгрии, процесс шел не так интенсивно, Так, по дороге, встречались магазины и в них даже "что - то" было.
    А разложенные под навесами, горы овощей, фруктов, и даже яркожелтых бананов. По сравнению с тогдашней Москвой, самый настоящий капитализм, полное изобилие.

    Сейчас, летом 2006 года мы совсем в другой роли, уже выученной и многократно обкатанной роли туристов, свободные люди - идем куда хотим и смотрим, что пожелаем.
    А в Будапешт приехали снова из Москвы, правда, на этот раз самолетом, хотя интереснее было бы, как тогда, поездом. Но проехать два независимых государства - Россию и Украину, каждое из которых требует за "право пребывания" на его территории сумму, равную половине цены авиабилета. Пускай эта "льгота" останется на Украине. А в Москве выхода не было, пришлось платить, да еще и зарегистрировать свое пребывание на ее территории.
    Считается, что сейчас Москва фантастически похорошела.
    Эта тема постоянно проходит по всем российским средствам массовой информации, об этом говорят почти все кто там побывал в последние годы.
    А, скажите, когда - то Москва была некрасива?
    Я, например, этот город начал ощущать примерно с середины шестидесятых годов прошлого века.
    В то время, названное потом "оттепелью", Москва интенсивно застраивалась. Да, были и "Черемушки", районы однотипных пятиэтажек, тех, которые сейчас интенсивно сносят. Но тогда они решали и решили, хотя бы частично, жилищную проблему.
    Первое в стране скоростное шоссе, подобие немецкого "автобанна" и американского "хайвэя" - Московская кольцевая автодорога ( протяженность 109 километров, по три полосы движения в каждую сторону, ни одного светофора ), определила на долгие годы границы столицы. Здесь, внутри эллипса диаметром примерно тридцать пять километров, образовалась особая элитная зона, определяемая московской пропиской, своеобразное государство в государстве.
    Но Москва того времени - это не только "Черемушки".
    Помпезные Ленинский, Комсомольский, Кутузовский и другие проспекты - это было лицо столицы огромной империи, закрытой от всего остального мира. Да и нам, советским людям уже не в первом поколении, он был и не нужен этот враждебный мир.
    Москва с ее символами государственности - Кремль, Красная площадь, Мавзолей, с ее имперскими "сталинскими" домами, искренне воспринималась нами как самый красивый город планеты. Что, скажем прямо, было недалеко от истины.
    А как выглядела столица на киноэкране. "Я шагаю по Москве","Зеленый огонек" - эти фильмы несли на всю огромную страну прекрасный, романтичный образ города. Песней "Москва моя красавица" на фоне телебашни, еще той, "шуховской" начинались трансляции телепередач из студии на Шаболовке.
    Как замирало сердце, когда начальник поезда под эту мелодию торжественно объявлял по внутренней радиотрансляции о прибытии в столицу нашей Родины, город - герой Москву.
    А как красив был город в семидесятые годы. Конечно архитектура значительно упростилась, стала более функциональной, но сохранила и в этом виде имперские символы. Самая большая в Европе гостиница "Россия", Новый Арбат - проспект Калинина, здание СЭВ.

    Проведение в 1980 году в Москве, пусть и в урезанном виде из - за международного бойкота СССР против войны в Афганистане, Олимпиады добавило городу множество великолепных сооружений. До сих пор в мире нет аналога тому размаху, с которым вся страна готовила свою столицу к Олимпиаде.
    В каждый период времени Москва была красива, красива по - своему, как был изящен для своей эпохи первый телефонный аппарат, радиоприемник, паровоз, граммофон.
    Сейчас Москва не вдруг похорошела. Город просто великолепен, но для своего времени и своего "потребителя".
    Прошло шестнадцать лет. У нас уже своя история, свои, местные, проблемы и радости. Но мир теперь открыт и, благодаря спутниковым масс - медиа и интернету, мы полностью, как нам кажется, в курсе событий, происходящих там, где прошла большая часть жизни и никакая новейшая история не изменит приобретенной на фактической, а не на "исторической" Родине, ментальности.
    Нет, совсем не ностальгия привела нас в Москву образца 2006 года.
    Просто наступает в жизни такое время, когда начинаешь потихоньку подводить итоги и возникает желание навестить своих близких, давно уже ушедших в иной мир и оставленных там, почти что без присмотра.
    И, наконец, было просто интересно посмотреть на "необычно похорошевший" город.
    Эти причины и привели нас и международный аэропорт "Шереметьево - 2", или второй терминал, как сейчас говорят.
    Построенный немцами к Олимпиаде - 80, тогда, в 1980 году, он казался огромным, а из - за неведомых отделочных материалов вообще был как - бы создавал ощущение нахождения в ином мире. Добавьте сюда идеальную чистоту, запах дорогих духов, хороших сигарет и кофе, объявления на двух языках о рейсах, например, в Рио - де - Жанейро или Абу - Даби. Другая планета.
    Какой же он стал крошечный, этот терминал, да еще все свободное пространство заполнено киосками. А "Шереметьево - 1" уже тогда был изношен до предела, но с тех пор ничуть не изменился.
    Правда рядом строят третий терминал, но на вид не очень большой. После реконструкции другой московский аэропорт, "Домодедово", стал международным в соответствии с общепринятыми стандартами. По - моему это выражается в сверкающем граните пола и пристройки закрытых трапов для перехода в самолет, как сделали немцы в "Шереметьево - 2" почти тридцать лет назад.
    Паспортный контроль, таможня - все бегом, потоком, рейсов много, толпы людей, быстрее, быстрее. Где те строгие пограничники незабвенных советских времен - взгляд на тебя, в паспорт и обратно и так много раз. И где те предельно строгие таможенники и груды вещей из чемоданов после их "шмона".
    Проходите быстрее, толпа сзади напирает, взгляд в компьютер, за визу уплачено - проходи.
    Мы уже в России, но до ее столицы надо еще добраться.
    Крупнейший международный азропорт страны - это если сложить вместе все терминалы - предлагает, кроме такси, два варианта - автобус до станции метро "Речной вокзал" или "Планерная". Есть еще экспресс, но когда он придет никто не знает, из - за пробок на дорогах.
    Со стоянок медленно и важно отъезжают, преимущественно черного цвета с затемненными стеклами, иномарки - "Мерседесы", BMV, "Ауди" и очень много джипов.
    А у нас пришел автобус, не экспресс, а обычный, но не до выбора.
    Вдыхаем забытый аромат венгерского "Икаруса", тянем чемоданы внутрь и натыкаемся на турникет. Оказывается, здесь установлена система автоматического учета пассажиров и, только с помощью купленого у водителя билета с магнитной полосой, проход открывается.
    Правда через турникет нужно не только пройти самому, но и протащить чемоданы, но это уже ваши проблемы. Главное - система внесла нас в общий подсчет, который призван в дальнейшем улучшить качество обслуживания. Об этом постоянно говорит по внутреннему радио приятный голос диктора, в перерывах между объявлением остановок и рекламой.
    Знакомые панельные коробки города Химки, типовые, которые можно встретить в любом спальном районе Москвы. Но во что они превратились за эти годы. Видимо так же незаметно постарели и мы сами.
    На заднем плане - кирпичые громады нового, молодого, нынешнего поколения. Видно, как они теснят эту старую панельную мелюзгу, все точно как у людей.
    А вдоль шоссе - огромные торговые центры, часто несколько вместе, образующие своеобразные мегаполисы шоппинга.
    Автобус идет со всеми остановками - это обычный городской транспорт, люди входят, выходят, спотыкаются о чемоданы приезжих, но что делать - мест для багажа здесь не предусмотрено.
    Миновав кольцевую автодорогу, расширенную с трех до шести полос движения в каждую сторону, но все равно забитую машинами, наш автобус двинулся не к находящейся рядом станции метро, а, свернув влево, еще долго путешествовал по прилегающим жилым кварталам.

    Москва, ноябрь 1990 года.
    Проводы друзей, уезжающих раньше нас.
    Единственный международный аэропорт "Шереметьево - 2" - калитка в другой мир, в неизвестность.
    Полупустые, блестящие, чинные, пахнущие заграницей, залы, превратились в затрапезный московский вокзал в период массового опоздания поездов.
    Отсюда улетали в эмиграцию люди почти со всей страны, здесь жили, жили сутками в ожидании таможенных проверок и редких эмигрантских рейсов на Будапешт и Варшаву.
    В залах терминала не то что сесть, некуда было просто встать, поговорить, проститься. Нервное напряжение толпы ощущалось почти физически. И над всем этим человеческим скоплением витал запах, нет не импортных сигарет, кофе и дорогих духов, как раньше, а тот, который бывает при многодневном скоплении огромных человеческих масс.
    Возвращаясь домой по темному, скользкому шоссе, под непрекращающейся смесью дождя и снега, я окончательно решил уезжать из страны только поездом, благо возможность выбора была.

    Москва, лето 2006 года.
    В столице всегда, сколько я помню, были проблемы с гостиницами.
    Раньше, во времена советские, снять не то что комнату, спальное место в отеле для человека с улицы было просто нереально. И это несмотря на крупнейший в Европе гостиничный комплекс "Россия", небоскреб "Интурист" и еще множество больших и маленьких отелей. Даже, когда при подготовке к Олимпиаде - 80, были построены огромные, на десятки тысяч мест гостиницы - Центральный дом туриста, "Измайлово", "Космос" и еще много других, проблему это не решило. Свободные "койкоместа" как бы пропадали в московском "Бермудском треугольнике".
    Сейчас, при подготовке к поездке, мы столкнулись с подобной проблемой но как - бы с противоположным знаком.
    Места в московских гостиницах были, сколько угодно, в любом районе города, на любой период, но цены... Найти номер в обычном отеле туристического класса - две - три звезды - оказалось почти нереально. Двухместная комната стоимостью чуть ниже ста долларов за ночь предлагалась или в отеле, расположенном в "ближнем Подмосковье", или в том, что когда - то называлось "дом колхозника". При этом, если в интернетовском сайте отеля сообщалось о его прекрасном месторасположении в зеленой зоне - на самом деле это было где - нибудь вблизи корпусов ЗИЛа или Шинного завода, если в рекламе значилось - пять минут пешком до ближайшей станции метро, это было более близко к истине, правда не пешком, а на автобусе, который ходит раз в полчаса.
    Еще с отелями происходила и другая метаморфоза. Сегодня он был открыт для заказа почти во всех сайтах интернета, а завтра пропадал, потом вдруг снова появлялся. Нашелся даже сайт гостиницы "Москва", рекламирующий ее прелести, прекрасные виды на Кремль и Красную площадь, с фотографиями номеров и ценами на них.
    И это в то время, когда на месте, знакомого большинству россиян здания - одного из символов сталинской эпохи - уже была пустая ровная площадка.
    Зато не было недостатка в различных "Мариоттах", "Шератонах", "Хаятах" и прочей подобной роскоши. Много новых названий, а большинство из существовавших в наше время, теперь вошли в состав крупных мировых сетей.
    Гостиницы, считавшиеся когда - то среди гостей столицы престижнейшими, теперь имеют классификацию не выше трех звезд, правда, иногда, их стоимость тянет на все пять.
    И только там, в Москве, этот весь парадокс получил свое объяснение.
    Одной из причин того, что мы остановились в отеле, а не у родственников, это
    была регистрация.
    Помимо визы на въезд в Россию, закон требует немедленно зарегистрировать свое прибытие в столицу. Раньше эта процедура происходила в ОВИРе и не занимала много времени. Теперь же надо незамедлительно, в день прибытия, явиться в паспортный стол ближайшего отделения милиии и, на общих основаниях, отсидев очередь, выполнить это требование закона. При этом теряется почти целый день, а, иногда, и больше.
    В отелях же штамп о регистрации ставится автоматически, в момент заезда.
    В итоге мы нашли "недорогую" трехзвездочную гостиницу, не в центре, но зато рядом со станцией метро. Правда уже половина этого отеля уже переведена в разряд четырехзвездочных, так что торопитесь.


    "Тебе нет в мире равного, московское метро" - песня советского времени.

    Московское метро - самое красивое в мире - так нам внушалось в прежние времена. И теперь, проехав не один десяток стран, я скажу, что это чистая правда.
    Станции, конечно, поразительно красивы и сейчас. Но отведя взгляд от золотой мозаики на "Комсомольской", скульптур на "Площади революции" или других имперских символов эпохи социализма, вы увидите иную картину.
    Где - то в середине восьмидесятых годов на кольцевой линии проходил испытания поезд нового поколения, блестящий, обтекаемой формы. Так он и ездил по кругу до самого нашего отъезда. И, похоже, испытания не прошел.
    Подвижной состав Московского метрополитена, кстати до сих пор имени Ленина, находится в ужасном состоянии. Это видно даже невооруженным глазом. Новые поезда нам ни разу не встретились. Все больше выпуска середины семидесятых годов прошлого века, проржавевшие до неприличности снаружи, с продавленными сидениями внутри и жуткой тряской во время движения, сопровождаемой скрежетом и скрипом.
    Когда - то у каждой двери вагона, на стене, была наклеена карта метро,. а сверху- схема линии, на которой вы находились.
    Сейчас, если и осталась та карта, то одна на весь вагон, обычно где - то в дальнем углу. А все остальное своюодное пространство занимают рекламы, часто наклееные как попало.
    Станции грязны настолько, что порой эта запущенность выделяется более ярко, чем прекрасная архитектура. Торговли внизу, на переходах, почти нет, так, иногда, стоят автоматы для продажи бутербродов, сигарет и прочих мелочей.
    Пыль толстым слоем покрыает когда - то белые потолки, многочисленные лепные украшения, скульптуры и карнизы.
    С момента отмены пятикопеечной монеты, как платы за проезд, турникеты на входе переделывались не один раз. Сейчас они настроены на проверку билетов с магнитной полосой. Но сами автоматы остались старые, со следами многочисленных переделок под новые средства оплаты.
    Сам же метрополитен теперь называется "Скоростная транспортная система", включая также монорельсовую дорогу на севере Москвы и несколько линий "легкого трамвая" на юге.
    Но пассажиров в метро много, больше чем раньше, несмотря на многократное увеличение количества автомобилей.
    Пользовались метрополитеном и мы. Все - таки это очень удобно.

    Прогулки по "новой" Москве

    Тверская

    В этой поездке, кроме личных мотивов, нам, на правах туристов, хотелось посмотреть то новое, что появилось в Москве за время нашего отсутствия.
    И в первый же вечер мы отправились на Тверскую улицу, двигаясь вниз, от Белорусского вокзала к Кремлю.
    Бывшей улице Горького вернули ее прежнее название и, как это было когда - то, она состоит из двух частей - Тверской - Ямской, а от Триумфальной ( бывшей Маяковского ) площади и начинается собственно Тверская улица.
    Первое, на что обращаешь внимание - на всем протяжении главной столичной магистрали практически не осталось ни одного старого магазина.
    Разве что кроме "Елисеевского", но в него мы еще заглянем.
    Десять часов вечера, поздние летние сумерки.
    Скопление дорогих импортных машин у казино, которых на этом участке несколько. У одного из них вдоль дороги, занимая стоянки как минимум для трех машин, вытянулся длиннющий лимузин с затемненными стеклами. Такого, по - моему, нет даже в Голливуде
    Кроме этих автомобилей и окружавших их охранников, ждущих своих хозяев, в этой части улицы людей в такое время почти нет.
    За Триумфальной площадью народу намного больше. Магазины, бутики, небольшие кафе тянутся без перерыва. Здесь же, на тротуарах, работающие даже в такй час, передвижные вагончики - киоски типа "хот - дог".

    Пушкинская площадь.

    Памятник поэту стоит на своем месте, как и, расположенный за ним, в глубине сквера кинотеатр "Россия", сохранивший эту надпись только на фасаде.
    На самом же деле теперь он называется "Пушкинский".
    Справа, вплотную примыкая к зданию, расцвел огромный, ярко подсвеченный, цветок очередного казино.
    На этой площади, в конце восьмидесятых годов, открылся первый в Советском Союзе ресторан "Макдональдс". С раннего утра до темноты тянулся туда длинный хвост очереди, стоять в которой надо было минимум часа три. Это если повезет.
    И зимой в мороз, и под осенним проливным дождем, эта очередь, ставшая тогда новой достопримечательностью Москвы, не меняла своего размера - так все время и было - примерно три часа ожидания.
    За Пушкинской площадью показался старый знакомый - гастроном "Елисеевский", названный в начале двадцатого века в честь его бывшего хозяина - Елисеева. Не зайти туда было просто невозможно.
    Но и тут был свой сюрприз. Всю левую половину здания занимало казино с таким количеством охранников, что, для того, чтобы попасть в сам магазин, нужно было буквально пробираться через них.
    Знаменитый центральный зал с позолоченной лепниной потолка, роскошными люстрами и китайскими вазами не изменился, даже наоборот, похорошел после недавней реставрации.
    Но, если отвести взгляд от этой красоты, то оказываешься в самом типовом супермаркете, где вместо "елисеевских" прилавков из красного дерева, обычное типовое торговое оборудование. Правда, выбор продуктов в этом супермаркете исключительный, но и цены не такие уж и низкие. Поэтому, наверное, в магазине было охранников больше, чем покупателей.
    Один из них, запретивший мне снимать частную собственность, правда кроме потолка - главного украшения зала, даже понятия не имел, что он охраняет.
    Чуть ниже по Тверской еще один старый знакомый - книжный магазин "Москва", работавший и в это позднее время. Он стал наполовину меньше, но выбор книг был такой, что просто рябило в глазах от их ярких обложек. Выбор так велик, что
    для поиска нужной книги в центре зала установлен компьютер , помогающий ориентироваться в этом море литературы.
    Народу в магазине было много даже сейчас, около одиннадцати часов вечера - хороший признак - культурные традиции сохраняются.

    Москва, осень 1990. Улица Горького.
    Совершенно пустые магазины. "Диета" - очередь на входе, проход, как в мавзолее, вдоль голых полок, со стоящими за ними продавцами и на выход - зато душа спокойна - нам не досталось, но и вам тоже.
    Там же рядом, знаменитый на всю Москву, магазин "Сыры" - очередь примерно с квартал - "дают" засохшую болгарскую брынзу, видимо из стратегических запасов страны.
    У табачного киоска тоже огромная толпа. Есть болгарские сигареты "Родопи", только для москвичей, по талонам. Один блок в руки.
    Надо всем этим нависает хмурое серое небо - ни осень, ни зима, ни дождя, ни снега - природная декорация для спектакля о болезни и развале империи.

    Когда - то улицу Горького я мог пройти с закрытыми глазами, помня почти каждый дом. И сейчас сознание постоянно подсказывало - вот здесь, на улице Огарева, было кафе, а за ним - церковь, превращенная в междугородный переговорный пункт - теперь зеркальная высотка с "Макдональдсом".
    А здесь располагался магазин подарков - сейчас универмаг сети "Зара". Вместо высотки отеля "Интурист", около которой советские кинематографисты любили снимать фильмы про Америку, строят очередной отель класса "де люкс".
    Последний дом, последний магазин. За "Зарой" Тверская улица вливается в Манежную площадь.

    Манежная площадь

    Если смотреть на начало Тверской со стороны Красной или Манежной
    площадей, то с левой стороны улицы сразу бросался в глаза, выпиравший из общего ряда застройки, сверкающий многоэтажный блок гостиницы "Интурист". Здание это, построенное в семидесятых годах, было лишено даже самых элементарных украшений, только стекло.
    В свое время это "сооружение" получило немало отрицательных критических отзывов, но потом ничего, привыкли. А сейчас можно отвыкать.
    "Интурист" был одним из первых снесенных сооружений "новой Москвы".
    На его месте сейчас завершается строительство дополнительного корпуса отеля "Националь" и, так же как и оригинал, класса "Де люкс".
    Следом за громадой "Интуриста" была разобрана гостиница "Москва" - не просто здание отеля, а символа Советской эпохи. Выходишь на Манежную площадь и упираешься в высоченную стену из реклам, которая окружает место, где до недавнего времени возвышалась гостиница.
    Так сейчас во всем мире принято закрывать реконструируемые здания.
    В центре Москвы эти гигантские конструкции, обтянутые специальной тканью, на которой изображены рекламы, встречаются очень часто. Иногда, правда, кажется, что за этими заборами уже ничего нет, старое здание снесено, а на его месте возводится новое, в лучшем случае, копия снесенного, а, порой, модерновая стеклянная коробка, првда с элементами декора в виде башенок - так называемый "ресинский стиль". Господин Ресин - начальник всей строительной отрасли города.
    Так, и на месте снесенной гостиницы "Москва", позади огромных реклам, видно скопление башенных кранов, работа там идет днем и ночью, без перерыва и, судя по плакату на заборе, здание отеля восстанавливается точно по образцу своего оригинала.
    Это относится к внешнему фасаду, а внутри же, скорее всего, будет тот же стиль "де люкс".
    Сама же Манежная площадь образовалась после сноса в тридцатые годы Охотного ряда - большого мясного базара, фактически скопления лавок и сараев прямо под кремлевскими стенами.
    От главного фасада гостиницы "Москва" до Манежа тянулось огромное асфальтовое поле. Поток автомобилей обтекал его с двух сторон, а в центре был, хоть и хорощо освещенный и покрытый асфальтом, но пустырь, с чуть просматриваемым камнем, надпись на котором сообщала ( тем, кто пользовался биноклем ), что здесь будет возведен памятник в честь пятидесятой годовщины Великого Октября. Это тот, что сейчас кто - то называет "большевистским переворотом 1917 года", а кто - то социалистической революцией.
    Памятник так и не построили, как и социализм с коммунизмом, а вместо него под площадью соорудили подземный торговый центр "Охотный ряд", глубиной три этажа.
    Сама же площадь очень, я бы сказал, повеселела. Над всей подземной торговлей, на поверхности, на месте асфальтогого пустыря, создан променад, правда почти без деревьев, но с каналами и множеством скульптур - персонажей русских сказок.
    Этот променад продолжается в сторону площади Революции ( одно из немногих оставшихся прежних названий - видимо теперь уже никто и не помнит о какой революции идет речь ) и далее до Театральной - площади трех театров.
    С другой стороны Манежной, отделяя ее от Красной площади, высится здание Исторического музея, а перед ним памятник маршалу Жукову - добротная конная статуя, возведенная в удачно выбранном месте, очень напоминающая памятники русским царям в Санкт - Петербурге.
    Еще одно интересное здание это сам Манеж со знаменитыми деревянными конструкциями, перекрывавшими огромный, даже для нашего времени, пролет.
    После недвавнего пожара все это было утеряно.

    Площади Революции и Театральная

    Новый променад с Манежной плавно перетекает на площадь Революции.
    Здесь практически ничего не изменилось, кроме того, что на месте снесенного памятника Свердлову, сейчас летнее кафе.
    Да еще закрыли музей Ленина, теперь в этом здании сидит новая власть.
    Отель "Метрополь", построенный в начале прошлого века, когда - то один из, как сейчас говорят, эксклюзивных, теперь стоит в длинном списке гостиниц класса "де люкс", но, судя по ценам, довольно далеко от начала.


    Зато, выстроенный напротив, в начале Неглинной улицы "Арарат Парк Хаят", по стоимости уже обошел престижнейшие отели мира. Правда арабские шейхи около него не попадались, больше лиц местных национальностей.
    Кстати, говорят, что Москва, из - за большого притока мигрантов, становится похожей на все остальные мегаполисы мира. Это совсем не так.
    Вот, когда, например, в вагоне метро у вас по одну сторону будет сидеть африканец, по другую - китаец, а оставшееся пространство заполнять арабы вперемешку с индусами, когда спальные районы превратятся в племенные гетто, а кассирша в супермаркете будет в черном длинном платье и парандже, когда стены подземных переходов будут превращены в выставку графитти, выполненного арабской вязью, а русские лица начнут появляться где - то ближе к кольцевой автодороге - вот тогда Москва войдет в "клуб" типовых мировых столиц. А пока все это "удовольствие" заменяют москвичам "лица кавказской национальности" и "иностранные рабочие" с Украины и Молдавии.
    Отель "Арарат Парк Хаят" - так и пишется каждое слово с заглавной буквы - расположен позади Малого театра, который основным своим фасадом выходит на площадь Свердлова, ныне Театральная.
    На здании Малого театра что - то подкрашивают, но видно, что это только косметика. Зато, наконец, дошли руки до реконструкции Большого - о ней говорили еще до нашего отъезда.
    Здание Большого театра полностью находится как - бы в коробке, похожей на Чернобыльский саркофаг. Внутри что - то происходит, но коробка настолько герметична, что трудно понять, сохранят ли старое здание или сделают на пустом месте современную копию, как это происходит сейчас напротив, с гостиницей "Москва".
    Кстати, подобного типа "реконструкции" начались еще в конце восьмидесятых годов прошлого века. Старое здание Третьяковской галереи было разрушено полностью, кроме десятиметровой стены фасада - проект художника Васнецова - и воссоздано заново из панельных конструкций, которые финские "реставраторы" даже и не попытались хоть как - то замаскировать.
    А старый цирк на Цветном бульваре превратили в модерновое сооружение с кусочком исторической фасадной стены, как дополнительного украшения.
    Новый променад, начинающийся от Манежа, заканчивается здесь, на Театральной площади, у сохранившегося, несмотря на все политические катаклизмы, бюста Карла Маркса. Говорят, что этот памятник, голову с длинными, развевающимися волосами и диким взглядом, открывал еще сам Ленин.
    Кстати, о Ленине. Что же происходит со старыми идеалами. Для этого мы отправились на Красную площадь.

    Категория: Возвращение в прошлое | Добавил: defaultNick | Теги: москва, Будапешт
    Просмотров: 631 | Загрузок: 172 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: